lazarudin

Categories:

О репрессиях

Пишет  starcheolog

Источник :  О репрессиях  

Поражают меня современники (особенно образованные), восхищающиеся Сталиным, и говорящие что всё было сделано правильно, а репрессировали в основном «за дело». Ну а если случайно зацепили невиновного, то не со зла. Хотя, кажется что сейчас, когда опубликовано столько материала о репрессиях, во всём можно легко разобраться.

Но они либо не хотят, либо, представляя себе, то время, совершают ошибку человека идеализирующего прошлого, думая, что таких патриотов и государственников как они репрессии не коснулись бы.
Но суть в том, что все эти репрессии были бессмысленны и беспощадны в самом прямом смысле этих слов. И машине террора было глубоко наплевать кто ты, чем занимаешься и о чём думаешь.
Собственно говоря, главный парадокс репрессий 30-начала 50-х гг., это то, что жертвами стали не только некие группы объявленные врагами (отдельные народы, священники, бывшие дворяне, члены партии, противостоявшие Сталину, антисоветчики). Этих людей и было-то немного, да и реальной борьбы они не вели и угрозы не представляли. Жертвами стали совершенно случайные люди, а то и верные сторонники партии и Сталина.

Вот вам несколько загадок из прошлого. Имена определите?

Можно быть, одним из первых новгородских комсомольцев, верным ленинцем и пламенным коммунистом, работать в советской печати прославляя СССР и вождя. Но это не спасёт.  В 38-м внезапно оказывается членом контрреволюционной террористической организации. В итоге в 41 г. (уже после начала войны) расстреляли. Позже в 1956 г. реабилитировали (то есть признали, что расстреляли ни за что) даже улицу в Новгороде назвали его именем.

Можно быть наркомом внутренних дел и последовательным сторонником Сталина. Бороться с его «врагами», создавать ГУЛАГ, строить Беломорканал. А потом внезапно оказаться врагом народа и иностранным шпионом. В итоге расстреляют и бывшего наркома и его жену (и практически всех родственников жены). Но потом даже не реабилитируют.

Можно сменить предыдущего наркома внутренних дел и развернуть репрессии в полной мере. Быть верным сталинцем. Выявлять и отправлять на смерть десятки и сотни врагов народа и вредителей, уничтожать всех явных и мнимых врагов и недругов вождя. Прослыть «сталинским наркомом» и «любимцем народа» (в честь такого героя переименовывают города и дают названия посёлкам, станциям и стадионам). Но внезапно оказывается, что бывший нарком состоял в заговоре и готовил государственный переворот. В итоге расстреляют. Города и посёлки переименуют обратно.

Можно быть народным артистом СССР и лауреатом Сталинской премии. Во время войны возглавить Еврейский антифашистский комитет и объездить США, Канаду, Мексику и Великобританию собирая финансовые средства для Красной Армии. После войны стать одним из ведущих деятелей культуры и отбирать претендентов на сталинскую премию. Но внезапно у СССР портятся отношения с Израилем, министр госбезопасности фабрикует заговор с твоим участием и Сталин приказывает убить. Но такую известную личность обвинять в предательстве открыто очень странно и поехавшего в Минск в командировку выманят из гостиницы якобы на свадьбу и вывезут за город. А там сотрудники госбезопасности забьют до смерти, переедут автомобилем, а тело подбросят на улицу, чтобы сымитировать гибель под колёсами неизвестной машины. Да кстати, с человеком, который был завербован, чтобы выманить тебя поступят так же.

Можно быть старым революционером и авторитетным партийцем, занимать множество высоких постов в СССР и стать наркомом иностранных дел и заместителем председателя Государственного комитета обороны в годы войны. Возглавлять советскую внешнюю политику в годы войны и после нею. Заключать договора и пакты. Удостоится переименования в честь тебя города и области. Быть практически вторым человеком в СССР. А потом, внезапно, твою жену (тоже старого большевика работавшего в правительстве и министерствах) обвиняют в связях с националистами, исключают из партии, отправляют в ссылку и арестовывают. Тебя снимают с поста наркома, и всё что ты можешь – это воздержаться при голосовании за исключении жены из партии, потому что боишься того что тебя ждёт если будешь возражать. И только после Сталина жену и её родственников (естественно, кроме тех что не пережили ареста и заключения) отпустят и реабилитируют.

Можно быть верным сталинцем и проводить его политику и занимая пост министра государственной безопасности СССР организовать среди прочих дел, два описанные выше. А потом внезапно оказаться обвинённым в государственной измене, сионистском заговоре в МГБ, в попытках воспрепятствовать разработке «дела врачей» и арестованным вместе с женой с 4-х месячным сыном. Упорно не сознаваться ни в чём на допросах "с пристрастием" и даже пережить Сталина. Но всё равно быть расстрелянным уже как соратник Берии.

Можно сменить предыдущих наркомов внутренних дел и стать вообще самым верным сталинцем. Быть членом ГКО во время войны (внеся этим свой вклад в победу), стать Героем Труда и маршалом. Можно даже пережить Сталина, считаться его приемником и начать сворачивать репрессии. Но внезапно оказывается, что министр внутренних дел иностранный шпион, стремится к ликвидации советской власти и восстановлении капитализма. В итоге (хотя репрессии то уже как бы и закончились) тоже расстреляют.

А можно вообще, просто жить работать где-то на заводе, в колхозе, или, скажем, в библиотеке, служить в армии, возглавлять что-то важное или ничего не возглавлять, никого не выявлять, никого не прославлять, можно даже не работать и даже анекдоты не рассказывать. А потом внезапно оказаться врагом народа, шпионом, участником заговора или ещё кем-то очень вредным. И в итоге быть расстрелянным, посаженным в лагерь или («если очень повезёт») отправленным в ссылку.

Машине то всё равно. И не надо думать, что кто-то от неё может быть защищён.

   Добавлю от себя. Среди перечисленных примеров значительная часть это евреи (Генрих Ягода, Соломон Михоэлс), или женатые на еврейках (Вячеслав Молотов), а среди русских патриотов и государственников считается, что борьба с евреями, едва ли не самая главная заслуга Сталина, и если среди репрессированных евреи составляли хотя бы четверть, значит репрессии вполне оправданы. Русский патриот без колебаний поддержит ликвидацию одного еврея за такую умеренную цену как жизни трёх русских.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.