lazarudin

Category:

ПО ПОВОДУ ОДНОГО ПИСЬМА. ИЛЬЯ ЭРЕНБУРГ.

Как обычно уважаемый  ben_aryeh  радует очень интересными материалами.

Оригинал :   ПО ПОВОДУ ОДНОГО ПИСЬМА. ИЛЬЯ ЭРЕНБУРГ.

ЗАПИСКА ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР Г.М.МАЛЕНКОВА  ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б), ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР И.В.СТАЛИНУ

18 сентября 1948 г.

Товарищу Сталину.

        Перед отъездом Вы дали указание подготовить статью об Израиле. Дело несколько задержалось из-за отсутствия в Москве Эренбурга. На днях Эренбург прибыл. Мы с Кагановичем, Поспеловым и Ильичевым имели с ним разговор. Эренбург согласился написать статью и высказался против того, чтобы статья вышла за несколькими подписями.

        Посылаю Вам статью И.Эренбурга «По поводу одного письма». Если с Вашей стороны не будет других указаний, то мы хотели бы опубликовать эту статью во вторник, 21.IX, в газете «Правда».

Г.Маленков

ПО ПОВОДУ ОДНОГО ПИСЬМА

Я получил письмо из Мюнхена от Александра Р. Он пишет:

        «Вас может удивить мое обращение, но я читал несколько Ваших книг и я обращаюсь к Вам как к писателю, помогите мне разобраться в трудном для меня вопросе. Я немецкий еврей, конечно, антифашист, студент-медик. В 1938 году мне удалось выбраться во Францию; когда туда ворвались наци, я скрывался, потом два года был в «маки» — сражался в партизанском отряде «Габриэль Пери». Я вернулся в Мюнхен после победы. Признаюсь Вам, я был наивен — я думал, что фашизм уничтожен. Теперь мне приходится ежедневно испытывать оскорбления. Когда у власти был Гитлер, я верил, что это временное затмение, я считал антисемитизм одним из признаков «коричневой чумы». Но почему теперь я должен читать на стенах отвратительные надписи? Почему я должен слушать, как студенты кричат мне: «убирайся в Палестину»? Почему моего друга не приняли в профессуру и откровенно сказали: «евреям здесь не место»? Вы не можете себе представить, как невыносимы эти оскорбления достоинства. Я тоскую о самом простом, о праве существовать без позорного клейма. Наци ставили желтую заплату на грудь, теперь все тоньше, но то же. Под охраной американцев те же наци сидят на всех ответственных местах. Вы, наверно, об этом знаете, и я пишу не для того, чтобы жаловаться или информировать. Я хочу узнать, как относятся в Советском Союзе к государству Израиль? Можно ли видеть в нем разрешение так называемого еврейского вопроса? Для меня это не абстрактные размышления, а вопрос моей жизни. Я читаю в Вашем романе «Буря» страшные описания убийства евреев в Освенциме и в других местах. Вся моя семья погибла от наци. Как сделать, чтобы эти ужасы не повторились? Вчера я слышал, как один мой коллега громко сказал: «нужно добить евреев». Я никогда не был сионистом, но я начинаю верить в идею еврейского государства. Я жду от Вас ответа — Вы ведь писатель той страны, которой я верю всем моим сердцем»...

        Я думаю, что вопрос, поставленный незнакомым мне корреспондентом, интересует не только его, да и не только евреев, но всех людей разума и совести. Поэтому я решил ответить не частным письмом, а газетной статьей.

        Александр Р. спрашивает, как относятся в Советском Союзе к государству Израиль. На этот вопрос можно ответить коротко: советское правительство первым признало новое государство, энергично протестовало против агрессоров, и когда армия Израиля отстаивала свою землю от арабских легионов, которыми командовали английские офицеры, все симпатии советских людей были на стороне обиженных, а не на стороне обидчиков. Это так же естественно, как и то, что советские люди сочувствуют патриотам Вьетнама, а не французским усмирителям, патриотам Индонезии, а не голландским карателям.

        Однако можно ответить на первый вопрос Александра Р. пространнее. Представители Советского Союза в Объединенных Нациях говорили, что наш народ понимает чувства евреев, переживших величайшую трагедию и наконец-то получивших право существовать на своей земле. Желая успеха труженикам Израиля, советские люди не закрывают глаз на те испытания, которые ожидают всех честных людей молодого государства. Кроме вторжения англо-арабских полчищ, Израиль знает иное вторжение, менее громкое, но не менее опасное — англо-американского капитала. Для империалистов Палестина — это, прежде всего, нефть. Конкуренция хищников — «Стандарт-ойл», с одной стороны, «Англо-иранской нефтяной компании» и «Шелл», с другой — вмешивается в жизнь неокрепшего государства. Интересы концерна «Поташ Палестайн компани», вопрос о нефтепроводе Киркук—Хайфа, американские проекты концессий и военных баз — вот что угрожает Израилю вслед за головорезами короля Абдаллы. Во главе государства Израиль не стоят представители трудящихся. Мы все видели, как буржуазия европейских стран с их большими традициями, с их старой государственностью предала национальные интересы во имя доллара. Могут ли советские люди рассчитывать, что буржуа Израиля окажется совестливее и прозорливее, нежели буржуа Франции или Италии? Вряд ли. Мы доверяем народам, но если в Израиле народ сражается и отважно сражается, то это не значит, что народ там управляет.

        В государстве Израиль немало рабочих, городских и сельских. На них легла вся тяжесть обороны страны. Одновременно им приходится бороться и против алчности своей буржуазии, для которой война, как и для всякой буржуазии, это, прежде всего, нажива. Недаром секретарь ЦК коммунистической партии государства Израиль Микунис недавно заявил: «У нас нет ни имущественного налога, ни налога на прибыли, у нас промышленники беззастенчиво подняли свои барыши».

        Я верю, что передовые люди Израиля, его труженики найдут правильный путь в исключительно трудных условиях. Я убежден, что социализм победит во всем мире, победит он и в Палестине. Но если я верю в будущее Израиля, то на второй вопрос моего корреспондента, который спрашивает, является ли создание этого государства разрешением так называемого еврейского вопроса, я должен ответить отрицательно.

        Я всегда думал и продолжаю думать, что «еврейский вопрос» может быть разрешен повсеместно только общим социальным, а следовательно, и духовным процессом. Разрешить его могут не утописты, да и не дипломаты, а трудящиеся всех стран. Я восхищался мужеством бойцов Израиля, когда они отражали атаки английских наемников, но я знал, что разрешение «еврейского вопроса» зависит не от военных успехов в Палестине, а от победы социализма над капитализмом, от победы высоких интернациональных принципов, присущих рабочему классу, над национализмом, фашизмом и расизмом.

        Мракобесы издавна выдумывали небылицы, желая представить евреев какими-то особенными существами, непохожими на окружающих их людей. Мракобесы говорили, что евреи живут отдельной, обособленной жизнью, не разделяя радостей и горестей тех народов, среди которых они проживают; мракобесы уверяли, будто евреи — это люди, лишенные чувства родины, вечные перекати-поле; мракобесы клялись, что евреи различных стран объединены между собой какими-то таинственными связями. Все эти вымыслы нашли свое крайнее выражение в мерзкой книге Гитлера «Майн кампф» и повторялись эсэсовцами, которые зарывали старых евреев живьем в землю и кидали в яры и в печи младенцев.

        Да, евреи жили отдельно, обособленно, когда их к этому принуждали: гетто было изобретением не еврейских мистиков, а католических изуверов. В те времена, когда глаза людей застилал религиозный туман, были среди евреев фанатики, как они были среди католиков, протестантов, православных и мусульман. И как только раскрылись ворота гетто, как только дрогнул туман средневековой ночи, евреи разных стран вошли в общую жизнь народов.

        Да, многие евреи покидали свою родину, эмигрировали в Америку. Но не потому эмигрировали они, что не любили своей земли, а потому, что насилия и оскорбления лишали их этой любимой земли. Одни евреи искали порой спасения в других странах? Не так ли поступали итальянцы, ирландцы, славяне стран, находившихся под гнетом турок и немцев, армяне, русские сектанты? Еврейские труженики, как и все другие, крепко привязаны к земле, на которой родились и выросли.

        Евреи живут в разных странах, многие живут на земле, куда их предки пришли с незапамятных времен; к глубокой древности относятся первые еврейские памятники в Тунисе, в Грузии, в Италии. Мракобесы говорят, что существует некая мистическая связь между всеми евреями мира. Однако мало общего между евреем-тунисцем и евреем, живущим в Чикаго, который говорит по-американски, да и думает по-американски. Если между ними действительно есть связь, то отнюдь не мистическая: эта связь порождена антисемитизмом. Если бы завтра нашелся какой-нибудь бесноватый, который объявил бы, что все рыжие люди или все курносые подлежат гонению и должны быть уничтожены, мы увидели бы естественную солидарность всех рыжих или всех курносых. Неслыханные зверства немецких фашистов, провозглашенное ими и во многих странах осуществленное поголовное истребление еврейского населения, расовая пропаганда, оскорбления сначала, печи Майданека потом — все это родило среди евреев различных стран ощущение глубокой связи. Это солидарность оскорбленных и возмущенных.

        В годы войны прекрасный польский поэт Юлиан Тувим написал статью «Мы, польские евреи». Он писал о своем патриотизме: «Я поляк, потому что мне по-польски сказали это в отчем доме, поляк, потому что меня с младенчества кормили польским языком, потому что мать меня учила польским стихам и песням, потому что, когда меня потрясла первая дрожь поэзии, она разразилась польскими словами. Поляк, потому что я по-польски исповедывался в тревогах первой любви и по-польски лепетал об ее счастье. Поляк также и потому, что береза и верба мне милее, чем пальма и кипарис, а Мицкевич и Шопен дороже, чем Шекспир и Бетховен, дороже по причинам, которые я не могу объяснить никакими доводами. Поляк, потому что родился и вырос в Польше, потому что в Польше был счастлив и несчастлив, потому что из моего изгнания я хочу непременно вернуться в Польшу, хотя бы где-нибудь в другом месте мне было бы обеспечено райское блаженство. Поляк, потому что я хочу, чтобы после смерти меня поглотила польская земля, а не другая». Далее Юлиан Тувим объясняет, что связало его с евреями: «Кровь бывает двоякого рода: та, что в жилах, и та, что течет из жил. Исследование первой относится к области физиологии. Тот, кто приписывает крови, кроме физиологических, какие-то другие свойства, какую-то таинственную силу, тот, как мы это сейчас видим, испепеляет города, вырезывает людей и, наконец, как мы это вскоре увидим, ведет к гибели свой собственный народ. Другая кровь — это та, которую главарь международного фашизма точит из жил человечества, чтобы доказать торжество своей кровищи над моей кровушкой, это кровь безвинно погубленных миллионов, кровь евреев, а не «еврейская кровь». Почему я говорю «мы — евреи»? Из-за крови».

        Конечно, есть среди евреев и националисты, и мистики. Они создали программу сионизма, но не они заселили Палестину евреями. Заселили Палестину евреями те идеологи человеконенавистничества, те адепты расизма, те антисемиты, которые сгоняли людей с насиженных мест и заставляли их искать — не счастья, а права на человеческое достоинство — за тридевять земель. Мы все помним эпопею корабля «Эксодус», который вез в Палестину беженцев из Западной Германии, людей, случайно избежавших печей Освенцима и попавших под огонь английских солдат. Государство Израиль напоминает этот корабль, ковчег, плот, на котором держатся люди, застигнутые кровавым потопом расизма и фашизма.

        Почему мой корреспондент Александр Р. готов увидеть в Израиле спасение? Да потому, что люди, лишившие его родины, продолжают хозяйничать в Баварии, потому что немецкие расисты нашли солидных покровителей — расистов из Нью-Джерси и из Алабамы; потому что для баварского еврея гитлеризм — это не только страшное воспоминание, это нечто живое, охраняемое, культивируемое. Может быть, при таких условиях Александру Р. ничего не остается, как обойти рогатки, расставленные различными «наблюдателями», и пробраться в Израиль. Но если это будет разрешением личной драмы Александра Р., то это не может стать разрешением драмы евреев, живущих в различных странах, где властвуют деньги, ложь и предрассудки.

        Депутат французского парламента, коммунист Эли Миньо отвечает сионистской «Газете Израиля»: «Только реакционным сионистским кругам может прийти в голову, что государство Израиль станет притягательной силой для евреев всего мира. Французские евреи — это французские граждане, они слиты с французской нацией, вместе сражались и вместе трудились. Для них, как для всех французов, будущее в победе над остатками фашизма, над изменой, несправедливостью и эксплуатацией».

        Наибольшее количество евреев проживает в США. Когда я был в Америке, я видел, как заатлантические расисты оскорбляют достоинство евреев, негров, китайцев, итальянцев. Каждый понимает, что американским евреям грозит растущий в США расизм, и каждый понимает, что спасение американских евреев — не в государстве Израиль, которое не смогло бы вместить даже небольшой части их, а в победе прогрессивной Америки над Америкой расистов.

        Сионисты говорят, что трагедия, пережитая европейскими евреями в недавние годы, объясняется тем, что евреи жили разбросанные среди других народностей. Вспомним — осенью 1942 года полчища Гитлера ворвались в Египет, они были недалеко от Палестины. Даже если бы тогда существовало самостоятельное еврейское государство, оно не смогло бы сдержать натиск бронетанковых дивизий Роммеля. Что спасло евреев Палестины? Сталинград, победа советских людей над фашистами, ибо вместо похода на Иерусалим Гитлеру пришлось заняться оборонительными сооружениями.

        Советский народ в роковом поединке сразил врага всех народов — кровавый германский фашизм. Тем самым советский народ спас свободу Европы, спас он и жизни миллионов евреев. Недавно я был во Вроцлаве. Там евреи-новоселы пригласили к себе участников Всемирного конгресса деятелей культуры. Пришли и польские ученые, и писатели-негры, и бразильцы, и чехи. Одна девочка-пионерка обратилась к советскому делегату со следующими словами: «Скажите советским людям, что мы, еврейские дети Вроцлава, носим цветы вашим землякам, которые спят в братской могиле. Скажите советским людям, что мы знаем, кто нас спас от гибели».

        Да, есть только одно разрешение «еврейского вопроса» — победа передовых сил человечества. Если допустить на минуту страшную картину и представить себе торжество мировой реакции, то можно с уверенностью сказать, что государство Израиль превратится в новый Освенцим или Майданек.

        В различных странах Восточной и Юго-Восточной Европы до войны царил фашизм. Евреи там подвергались преследованиям — достаточно напомнить о «железной гвардии» или о погромах в прежней Польше. Пришли гитлеровцы. Они поощряли мародеров из подонков населения, они организовали массовое убийство евреев. Но вот под напором народов, при помощи Советской армии пали фашистские правители, убежали за океан господа, мечтавшие о возрождении довоенных порядков, все эти полу-либералы, полу-погромщики. Власть взяли в свои руки труженики. И вот я видел, с каким рвением, с каким патриотизмом евреи в различных странах народной демократии отстраивают разрушенные города, работают, учатся, пишут книги, сажают деревья. В Польше, где до войны пилсудчики измывались над евреями, нет, кажется, теперь города, где не было бы «Улицы героев гетто», ибо героическая борьба варшавских евреев против оккупантов стала гордостью всего польского народа. Когда фашистские подонки попытались несколько лет назад устроить в Кельцах погром, народная власть покарала их, как врагов Польши. Болгарскому народу удалось отстоять от массовой отправки в «лагеря смерти» болгарских евреев; после 9 сентября народные суды осудили болгарских фашистов, которые замарали свои руки в еврейской крови. Теперь болгарские евреи, среди которых много бывших партизан, вместе со всем болгарским народом строят свое новое демократическое государство. Их будущее не за морем, а на лесах Софии, в Пловдиве или в Русе.

        В царской России правительственная каста, желая оградить себя от гнева народа, изображала евреев как виновников нищеты, раздора, неурядицы. Черносотенцы устраивали кровавые погромы. Сановники придумывали все новые и новые ограничения. Но и тогда русский народ не был причастен к этим злодеяниям. Максим Горький в статье «Об антисемитизме» правильно отметил, что страшная зараза антисемитизма не поразила простых русских людей. Лучшие представители русской интеллигенции громко выступали против антисемитизма: вспомним «Не могу молчать» Льва Толстого, сарказм Салтыкова-Щедрина, благородную речь Пирогова и задушевные слова Короленко. Страстно и непримиримо боролся против антисемитизма Максим Горький, называя его «отвратительной мерзостью». Первый законопроект, обеспечивающий равноправие евреев, был внесен в Государственную думу представителями рабочего класса России.

        Царское правительство искусственно отделяло еврейских тружеников от их русских товарищей; но труд, борьба, кровь стачечников и демонстрантов оказались сильнее всех запретов, всех предрассудков. Передовые еврейские интеллигенты жили общей жизнью со всей Россией, участвовали в революционном движении, внесли свою лепту в дело культурного развития страны. Родина для них была и в то горькое время Родиной: они любили родные города и местечки, зеленую Белоруссию, разливы Днепра, всю нашу великую и прекрасную страну.

         Основатель нашего государства В.И Ленин не раз в гневных статьях и речах бичевал антисемитизм, называя его позором. Октябрьская революция принесла свободу и равноправие всем гражданам советской страны, среди них и евреям. Одни из них считают своим родным языком русский, другие украинский, третьи еврейский, но все они считают советскую страну своей родиной и все они горды тем, что они граждане той страны, где нет больше эксплуатации человека человеком. В 1931 году, когда страшная туча находила на Европу — за два года до захвата власти Гитлером, И.В.Сталин, предвидя злодеяния людоедов, сказал:

        «Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма». Когда каннибализм попытался пожрать Европу, советский народ, во главе со Сталиным, сокрушил людоедов. Советские евреи, вместе с людьми всех других национальностей, самоотверженно защищали высокие идеи нашего общества, защищали родную землю. Из гетто Вильно и Минска уходили девушки, подростки, старики в партизанские отряды. Еще дороже стала каждому советскому еврею родная земля: он помнит о гибели безвинных жертв фашизма, он помнит о тяжелых битвах, о павших героях; он связан с каждым советским человеком боевой дружбой, он связан с каждой пядью советской земли дорогими могилами.

         Пусть задумается мой корреспондент Александр Р. над событиями последнего десятилетия, и он поймет, что «еврейский вопрос» можно разрешить одним: уничтожением «еврейского вопроса».

       Мы с сочувствием относимся к борьбе тружеников Израиля; на их стороне симпатии не только советских евреев, но всех советских людей — у нас нет сторонников Глабб-паши. Однако каждый советский гражданин понимает, что дело не только в национальном характере государства, но и в его социальном строе. Гражданин социалистического общества смотрит на людей любой буржуазной страны, в том числе и на людей государства Израиль, как на путников, еще не выбравшихся из темного леса. Гражданина социалистического государства никогда не сможет прельстить судьба людей, влачащих ярмо капиталистической эксплуатации.

        Судьба еврейских тружеников всех стран связана не с судьбой государства Израиль, а с судьбой прогресса, с судьбой социализма. Советские евреи теперь вместе со всеми советскими людьми отстраивают свою социалистическую родину. Они смотрят не на Ближний Восток, они смотрят в будущее. И я думаю, что трудящиеся государства Израиль, далекие от мистики сионистов, взыскующие справедливости, смотрят теперь на север — на Советский Союз, который идет впереди человечества к лучшему будущему.

Илья Эренбург.

 На документе помета: «Товарищ Сталин согласен».

источник :  Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.