lazarudin

Categories:

Первая дама Третьего Рейха и ее еврейский отчим. часть 1

Нашёл интереснейшую статью о Магде Геббельс.

Автор :  Евгений Беркович

Оригинал :   http://www.berkovich-zametki.com/AStarina/Nomer9/MagdaGe.ht


Отличница

Магда Геббельс (полное имя — Йоханна Мария Магдалена) олицетворяла в Третьем Рейхе идеал немецкой женщины. Красивая и образованная, убежденная сторонница идей национал-социализма, любимица фюрера, она во всем разделяла взгляды и убеждения своего мужа, министра пропаганды Германии и гауляйтера Берлина Йозефа Геббельса. Родившая семерых детей, Магда стала первой женщиной, награжденной Почетным крестом немецкой матери. Эта награда, по значению приравненная к высшим военным орденам, была утверждена Гитлером в 1938 году. Нацистская пропаганда называла Магду «немецкой суперматерью". По словам актрисы Аннелизе Улиг, хорошо знавшей высшее общество Германии, Магда Геббельс несомненно играла роль первой дамы Третьего Рейха [1]. На официальных приемах и встречах не было ни одной женщины, столь же близкой к Гитлеру, как она.

Магда Геббельс
Магда Геббельс

        Из своих неполных сорока четырех лет жизни фамилию Геббельс Магда носила меньше четырнадцати. Те, кто знал ее как фрёйлейн Беренд, фрёйлейн Фридлендер, фрёйлейн Ритшель или фрау Квандт, вряд ли могли предположить, что она станет верной последовательницей и помощницей главарей нацистской Германии, виновных в еврейском геноциде и уничтожении миллионов мирных людей. Решительная и склонная к крайностям, Магда не раз круто меняла свою жизнь. Эта дама могла остаться супругой одного из богатейших промышленников Германии, могла оказаться невесткой американского президента или стать женой и соратницей видного сиониста, одного из основателей государства Израиль. Но она сделала иной выбор — и закончила свою жизнь рядом с самыми страшными преступниками двадцатого века.
       Незаконнорожденная дочь двадцатилетней служанки Августы Беренд появилась на свет в ноябре 1901 года. Днем ее рождения одни источники называют первое [1], другие – одиннадцатое [2] ноября. Отец девочки — инженер Оскар Ритшель — женился на Августе, но этот брак был скорее формальностью, и спустя пару лет родители Магды развелись. Девочка осталась с фамилией матери. Отец до самой своей смерти, наступившей в 1941 году, старался сделать все, чтобы его дочь ни в чем не нуждалась.
       По настоянию Ритшеля, работавшего в то время в Бельгии, семилетнюю Магду отдали на воспитание в строгий католический монастырь недалеко от Брюсселя. За суровыми монастырскими стенами девочка не только научилась свободно говорить по-французски, но и приобрела качества, поражавшие многих ее знакомых, — самообладание, волю и твердость характера. Она получила в школе основательные знания, а главное, умение учиться самостоятельно. Учеба всегда давалась ей легко, без видимого напряжения.
       Привлекательная мать Магды быстро нашла нового мужа — состоятельного фабриканта и торговца кожаными изделиями Рихарда Фридлендера. Их бракосочетание состоялось при полном взаимном согласии: на свадьбе бывший муж Августы Оскар Ритшель был свидетелем. Супруги Фридлендеры тоже переехали в Бельгию. На еврейское происхождение Рихарда в те годы особого внимания никто не обращал. Только спустя двадцать пять лет оказалось, что быть евреем в Германии — смертельно опасно. О судьбе Рихарда Фридлендера очень скупо упоминается в опубликованных биографиях Магды Геббельс (например, [2], [3]). Подробности его жизни и гибели, которые мы реконструируем ниже, стали известны совсем недавно.

Магда и Рихард Фридлендер
Магда и Рихард Фридлендер

        То, что Магда получила хорошее воспитание и прекрасное образование, — заслуга не только ее отца, но и отчима, не жалевшего для девочки ни времени, ни сил. И она отвечала ему искренней любовью. Когда через десять лет Августа и Рихард развелись, девочка, желая сделать отчиму приятное, взяла его фамилию и стала Магдой Фридлендер. Рихард не оставлял ее своей заботой даже после развода.

 Миллионерша


        По окончании берлинской гимназии в 1919 году Магда Фридлендер поступила в престижный и дорогой женский пансионат в Хольцхаузене, недалеко от старинного города Гозлара в гористом Гарце. Девушка быстро освоилась на новом месте и скоро стала выделяться среди сверстниц успехами в учебе и независимыми манерами. Робкой или стеснительной ее никто не мог бы назвать. Однако учеба продолжалась всего одну осень: случай изменил все планы.
       Зимой 1920 года восемнадцатилетняя студентка возвращалась после каникул из Берлина в пансионат и в купе поезда познакомилась с представительным мужчиной. Это был Гюнтер Квандт, один из самых богатых немецких предпринимателей, владелец целой хозяйственной империи. Он был очарован умной и красивой попутчицей. Далее история развивалась по сюжету голливудских фильмов. Через три дня Квандт стоял с букетом цветов у дверей комнаты Магды, а спустя несколько месяцев состоялась помолвка мультимиллионера и студентки. По требованию будущего мужа Магда сменила католическую веру на протестантскую и вместо еврейской фамилии Фридлендер взяла фамилию своего настоящего отца — Ритшель. К этому времени мать Магды уже развелась с Рихардом, который зарабатывал себе на жизнь в должности старшего официанта в берлинском зоологическом саду. В январе 1921 года состоялась свадьба Магды и Гюнтера Квандта, а в ноябре появился на свет Харальд, единственный сын от этого брака.
       Семейная жизнь с Квандтом быстро разочаровала Магду. Сказывалась разница в возрасте (Гюнтер был на двадцать лет старше своей жены) и поразительное несходство характеров. Миллионер оказался скучным, лишенным юмора и мелочным человеком. Искусство и развлечения его не интересовали. Надежды Магды на интересную жизнь испарились. Ее муж жил по строгому распорядку, в котором не было места ни ярким праздникам, ни блестящим приемам, ни светским раутам. Магда чувствовала себя заключенной в золотую клетку: имея, казалось, неограниченные возможности, она была полностью лишена самостоятельности. К тому же юная фрау в одночасье стала матерью сразу шестерых детей: помимо Харальда у Квандта было двое от первого брака, и еще троих он усыновил после гибели друга. Не сложились у нее отношения и с родственниками мужа, не одобрявшими такой скорый брак. Развод назревал, но был отложен из-за поездки супругов в Америку.
       В Нью-Йорке Магда блистала в лучших салонах, где завоевала немало поклонников. Среди них был и Герберт Гувер, племянник американского президента, не раз предлагавший ей руку и сердце. Однако даже после развода Магда это предложение не приняла. Оказаться в новой золотой клетке, быть декоративным придатком знаменитого мужа она не желала.
       После возвращения домой отношения между супругами еще больше обострились. Утешение Магда нашла в новой любви. На этот раз ее другом стал ровесник, с которым она была знакома еще со школьных лет. Узнав об увлечении жены, разгневанный Квандт собрался выгнать неверную супругу на улицу, не дав ей времени даже собрать чемоданы. В этом случае закон был бы на стороне мужа. Однако у Магды был контраргумент. Она нашла письма Квандта, свидетельствовавшие о его сердечных увлечениях в пору молодости. И хотя формально письма не имели юридической силы, Квандт не решился на скандал. Он согласился выплачивать Магде ежемесячно 4000 рейхсмарок, что обеспечивало ей безбедное существование. Кроме того, бывший супруг купил ей прекрасную квартиру в центре Берлина, оплатил медицинские страховки, а также обучение своего сына Харальда до достижения им 14 лет. По условиям развода Харальд оставался с матерью до ее нового брака.
       В свете последующей жизни Магды ее любовь, послужившая поводом для развода с Квандтом, кажется настолько невероятной и поразительной, что в первой биографии Геббельса любовник его будущей супруги был скрыт под псевдонимом "студент Ганс".

Сионистка


        Таинственным "студентом Гансом" был Хаим Арлозоров, горячий сторонник идеи сионизма, посвятивший свою жизнь образованию государства Израиль и не доживший пятнадцати лет до того дня, когда его мечта воплотилась в реальность.
       Хотя Рихард Фридлендер был не очень религиозным человеком, все же с его помощью католичка Магда получила первое представление об иудаизме и о немецком еврействе, сильно к тому времени ассимилированном. По-настоящему же погрузиться в мир еврейской жизни и еврейских проблем ей помогла встреча с семьей Арлозоровых. Косвенной причиной этой встречи явилась Первая мировая война.
       После объявления войны немецкие граждане Фридлендеры стали нежелательными персонами в Бельгии и в августе 1914 года были вынуждены вернуться в Берлин. Примерно в это же время в немецкой столице оказалась семья Арлозоровых, бежавших в 1905 году от еврейских погромов на Украине в Кенигсберг, а с началом войны тоже перебравшихся в Берлин.
       Для тринадцатилетней Магды Фридлендер и пятнадцатилетнего Виталия (по некоторым источникам — Виктора; см., например, [1], [2], [4]) Арлозорова началась новая жизнь: оба они в Берлине чувствовали себя беженцами. Фридлендер поступила в гимназию для "благородных девиц", где ее ближайшей подружкой стала Лиза Арлозорова, младшая сестра Виталия. В этой открытой и гостеприимной семье Магда нашла то душевное тепло и чувство безопасности, в котором так нуждалась.
       Сам Виталий посещал известную берлинскую гимназию имени Вернера фон Сименса. Эта школа отличалась высоким уровнем обучения и приверженностью к самым современным методам педагогики. Там училось немало евреев. Виталий был одним из первых учеников гимназии, редактором ежемесячной школьной газеты "Вернер-Сименс-Блеттер". Постепенно его патриотические пронемецкие взгляды изменились — он стал задумываться о своем происхождении. В сочинении по немецкой литературе восемнадцатилетний гимназист Арлозоров писал в 1917 году: "Я еврей и горд этим. Я не чувствую себя вполне немцем и никогда этого не скрывал. Я ощущаю, что во мне живет так много Востока, так много раздвоенности, так много поиска целого, чего нет у нормального немца".
       Юноша настойчиво учил иврит, все больше проникаясь идеями сионизма. Теперь он верил, что евреи должны жить в своем государстве на земле Палестины. Вокруг Арлозорова образовался кружок сверстников — и не только евреев, которых он увлекал рассказами о будущих еврейских поселениях на Святой Земле. Среди тех, кто с восторгом слушал Хаима, как теперь стал называть себя Виталий Арлозоров, была и Магда Фридлендер. Ее всегда привлекали мужчины, отличавшиеся целеустремленностью и решительностью. Скоро Магда стала носить кулон в форме шестиконечной звезды и мечтать о том дне, когда она вместе с друзьями отправится возрождать еврейскую государственность на палестинской земле.
       Этим мечтам не суждено было сбыться. Пути Магды и Хаима разошлись. Хаим женился и с женой и дочкой в 1924 году переехал в Палестину. Там он быстро стал одним из ведущих деятелей сионистского движения, много ездил по миру, представляя свою новую родину на различных конгрессах, съездах и международных совещаниях. Арлозоров стал ответственным за внешнюю политику сионистского Еврейского агентства и вместе с будущим президентом Израиля Вейцманом организовал социалистическую партию «Мапай».
       Во время одной из поездок Хаима в Берлин в 1928 году школьные товарищи встретились вновь, и юношеская влюбленность обернулась сильным чувством. Магда опять прониклась идеями друга юности. По сравнению с холодным и пожилым мужем молодой Арлозоров покорил ее своей страстностью и фанатизмом. Их встречи продолжались вплоть до 1931 года, когда Магда уже готовилась выйти замуж за гауляйтера Берлина Йозефа Геббельса.
       Журналистка Белла Фромм, хорошо знавшая Магду в те годы, представила картину, как могла бы сложиться жизнь Магды, не встреть она Геббельса: "… в каком-нибудь киббуце в Палестине с оружием в руках и стихом из Торы на устах" [5].
       Последнее свидание Магды и Хаима состоялось 12 августа 1931 года, и запись об этом есть в дневнике Геббельса [6]. Объяснение влюбленных было драматичным: во время разговора Арлозоров выстрелил, пуля осталась в дверном косяке, никто не был ранен. Это была последняя точка в сионистских мечтах Магды. Она окончательно встала на другой путь.
       Через год, когда Гитлер уже пришел к власти и Геббельс получил министерский портфель, Хаим Арлозоров опять был в Берлине, чтобы помочь евреям эмигрировать из нацистской Германии в Палестину. Он попытался через свою бывшую возлюбленную получить аудиенцию у немецких властей и по телефону просил Магду о встрече. Понимая, насколько это опасно для них обоих, та решительно отказалась. Хаим вернулся в Тель-Авив и через несколько дней был застрелен на глазах у своей жены неизвестными людьми. Убийц так и не нашли. Было много предположений о том, кто стоял за этим убийством. Большинство считало его делом рук еврейских экстремистов из Палестины, недовольных контактами Арлозорова с нацистами. Так думала, например, вдова Хаима Сима. Споры о том, кто убил Арлозорова, не затихают и по сей день. Версия, что это были агенты Геббельса, выглядит достаточно правдоподобно. Внезапная смерть любовника Магды сохраняла в тайне сионистские увлечения жены гауляйтера Берлина. Этого же мнения придерживалась и сестра убитого Лиза. Боясь преследований, она рассказала о своих подозрениях лишь незадолго до смерти [1].

Первые шаги в бездну


        После девяти лет брака с Квандтом Магда была свободной, богатой и несчастной. Золотая клетка распахнулась, но она не знала, чем себя занять. Внутренняя пустота и бездеятельность отравляли существование. Десятки тысяч женщин чувствовали бы себя на верху блаженства, если бы имели хотя бы часть того, чем обладала Магда. Ее же не устраивала бесцельная судьба, она претендовала на первые роли в спектакле жизни.
       С такими мыслями двадцатидевятилетняя Магда пришла в политику. То, что вполне обеспеченная дама с хорошими манерами оказалась в партии плебея Гитлера, могло бы показаться просто курьезом. Однако в Германии конца двадцатых годов многие представители высшего света, в обычной жизни не имевшие ничего общего с людьми в коричневых рубашках, были увлечены динамичной демагогией и бескомпромиссной решимостью лидера немецких нацистов.
       Первого сентября 1930 года Магда Квандт получила от партийной ячейки «Берлин-Запад» удостоверение № 297442 члена национал-социалистической партии. С рвением отличницы она штудировала книги "Моя борьба" Гитлера и "Мифы двадцатого века" Розенберга, выписывала партийную газету и не пропускала ни одной речи фюрера в прессе. Так же страстно, как когда-то мечтала о будущем сионистском государстве, теперь она была убеждена в превосходстве германской расы, в мировом еврейском заговоре и преступности Версальского мирного договора. Нацистское движение привлекало ее тем, что давало цель и заполняло внутреннюю пустоту. Она не чувствовала себя больше одинокой. Успехи национал-социалистической партии на выборах свидетельствовали, что у Гитлера появляются все новые сторонники. Казалось, будущее принадлежит нацизму.
       Партийная работа фрау Квандт началась не совсем удачно. Руководитель ячейки поручил Магде проводить занятия в женской группе, куда входили в основном бедные домохозяйки и мелкие служащие. Появление в их рядах роскошной дамы было для них сенсацией. Слушательницы больше обращали внимание на свободные манеры и модные платья докладчицы, чем на ее речи. Положение мелкого партийного функционера не могло устроить Магду. Она всегда стремилась к высшему. Наконец, хорошее образование и знание иностранных языков позволили ей получить место в городском партийном архиве Берлина.
       Вскоре на привлекательную и элегантную сотрудницу обратил внимание сам руководитель городской партийной организации (гауляйтер Берлина) Йозеф Геббельс, назначенный на эту должность Гитлером в 1926 году. Задачей Геббельса было завоевать для фюрера голоса жителей "красного Берлина", и он неплохо с нею справился. Благодаря зажигательным речам, умело организованным демонстрациям сторонников и уличным беспорядкам, факельным шествиям и кампаниям в прессе ему удалось сделать попутчиками и соратниками Гитлера многих из тех, о ком говорили, что они встали под красное знамя еще до того, как на него нашили свастику.
       Среди людей, приближенных к Гитлеру, Геббельс стоял особняком. Низкорослый и тщедушный, он мало напоминал идеал арийского мужчины: уже будучи отцом семейства весил меньше 50 килограммов, имел непропорционально большую голову, а из-за перенесенной в детстве болезни костного мозга сильно хромал на правую ногу. Все это доставляло честолюбивому Йозефу глубокие душевные страдания. Тяжелейшим испытанием для него было обойти строй почетного караула. Когда этой церемонии нельзя было избежать, ему накануне всю ночь снились кошмарные сны [5]. Физические недостатки Геббельса не только давали богатый материал карикатуристам за пределами Германии, но и были предметом постоянных насмешек самих нацистов.
       Зато он был гораздо умнее и образованнее большинства товарищей по партии. Следуя, как тень, за своей любимой девушкой, еврейкой Анкой Штальхерм, Йозеф получил дипломы об окончании пяти университетов. В 1922 году он стал доктором германской филологии. Долгое время никто не мог бы упрекнуть его в антисемитизме. Евреем был духовный наставник и любимый научный руководитель Геббельса доктор Фридрих Гундольф из гейдельбергского университета. В качестве подарка своей невесте Анке Йозеф выбрал и надписал "Книгу песен" еврея Генриха Гейне. Пока у гауляйтера хватало мужества иметь свое мнение, он не придавал значения нелепым расовым теориям нацистов. Но вскоре от этого своего мнения он отказался и никогда больше не позволял себе возвращаться к нему. Вера в фюрера стала для Йозефа важнее интеллекта. Такая вера была сродни религиозному экстазу поклонения, но это и нравилось Гитлеру, утверждавшему, что Геббельс — единственный оратор, которого он может слушать не засыпая. Вообще из интеллектуалов фюрер терпел возле себя только двоих — Геббельса и Шпеера.
       К Гитлеру Геббельс пришел не сразу. Долгое время он безуспешно пытался реализовать себя в литературе и далекой от политики литературной критике. В нацистскую партию вступил в 1924 году из-за крайней нужды, отвергнутый большинством редакций и издательств. Но после этого еще в течение двух лет он был ближайшим сотрудником Грегора Штассера, уничтоженного в 1934 году руководителя враждебной Гитлеру группировки в национал-социалистической рабочей партии. Только в 1926-м Йозеф окончательно встал на сторону Гитлера и безоговорочно проникся верой в будущего фюрера нации. Биограф Геббельса Гельмут Хайбер писал, что не идеология или политические идеи Гитлера привлекли Геббельса, ими он тогда почти не интересовался. Ему нужен был вождь, способный обеспечить материальное благополучие, душевное равновесие и указать цели – безразлично, какие. И этому вождю, ставшему для Геббельса богом, он остался верен до самой смерти.
       Того же кумира избрала в конце концов и Магда Квандт. И помог ей в этом гауляйтер Берлина Йозеф Геббельс.


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.