lazarudin

Война за Независимость Израиля. Вопросы и замечания ч.1

Автор этой статьи —  Анатолий Виц. 

Опубликовано в издании  ЗАМЕТКИ ПО ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ

оригинал здесь :  http://z.berkovich-zametki.com/y2019/nomer8_9/vic/

Любая сложная задача имеет простое,
легкое для понимания, неправильное решение.
            Артур Блох

Публикаций на русском языке, посвященных теме первой арабо-израильской войны, а для Израиля Войны за Независимость, много. Что можно добавить к этой библиотеке? Большинство этих публикаций носят популярно-развлекательный характер, рассчитаны на массового читателя. В этом жанре, для привлечения читателя, неизбежны упрощения, замалчивание малозначимых, с точки зрения автора, деталей, и наоборот, преувеличенное внимание к деталям, способным удержать внимание. Возникла определенная традиция упрощения, набор удобных стереотипов, которые используются авторами самых разных идеологических ориентаций. Для репатрианта, заинтересованного в понимании сути происходившего, рамки, порожденные упомянутой традицией, могут оказаться недостаточными. Особые потребности нового репатрианта: понять как устроена жизнь в Израиле, в чем корни его поразительных особенностей, более того, понимая как устроено прошлое, есть надежда понять, как будет устроено будущее.

Предлагаемая статья, не претендуя на полноту, является попыткой задать (иногда всего лишь наметить) вопросы, остающиеся за границами многих популярных публикаций, и предложить возможные ответы. Вопросы, как правило, выделены жирным шрифтом.

Для удобства читателя, ниже некоторые понятия и имена, используемые в статье:

Ишув — собирательное название всех еврейских поселений и еврейских органов самоуправления в Палестине до создания Государства Израиль.

Хагана́ — еврейская военная подпольная организация в Ишуве, существовала с 1920 по 1948 год во время британского мандата в Палестине.

Пальма́х (ударные роты) — особые отряды Хаганы, позднее — часть Армии обороны Израиля. Создан по согласованию с властями британского мандата в Палестине. Существовал с 15 мая 1941 года по 7 ноября 1948 года.

ЦАХАЛ — Армия обороны Израиля.  ЦАХАЛ был создан через две недели после основания государства, во время Войны за Независимость.

Бен-Гурион — лидер еврейского рабочего движения в Ишуве, председатель Еврейского агентства Израиля (1935—1948) — правительства «государства «в пути», первый премьер-министр Израиля.

Было ли государство США союзником Израиля в Войне за Независимость?

Упрощая, можно сформулировать позицию США как дилемму: поддерживать Израиль, потому что это правильно с этической, духовной стороны, или поддерживать арабские страны, потому что это выгодно. В таких случаях политики стремятся сохранить обе позиции. Отражением этой дилеммы являлось признание Израиля де факто сразу после объявления Независимости при сохранении оружейного эмбарго. Нормальные межгосударственные отношения, в том числе получение кредитов через американские банки, были невозможными до признания де юре. Кроме того, были опасения, что Израиль или исчезнет в боях с более сильным противником или станет советским форпостом на Ближнем Востоке.

В контактах с частным бизнесом США удалось невероятное, Израиль получил в виде кредитов и пожертвований финансовые средства, достаточные для покупки оружия и прочих военных расходов. Официальные США выжидали до полного прояснения ситуации. Юридическое признание от США Израиль получил в январе 1949 года, когда победитель в войне определился. Достижение стратегического союза между Израилем и США прошло длинный путь.

Подробно на эту тему смотри работу Игоря Юдовича «Забытые герои и антигерои 1945-48 годов в борьбе за признание государства Израиль»

Почему СССР поддерживал Израиль в Войне за Независимость?

Советские аналитики оценили желание западных стран контролировать территорию Палестины при недостаточных возможностях и взаимных противоречиях. Возникла перспектива выдавить Великобританию с Ближнего Востока, начиная с Палестины. Оценка политической ситуации в Ишуве позволяла предположить: Израиль может стать квазисоциалистическим государством, просоветским антизападным форпостом на территории Ближнего Востока. Этой цели соответствовала поддержка юридического признания Израиля в ООН и снабжение его легким оружием.

С согласия СССР, через Чехословакию, Израиль, получал по спекулятивно высоким ценам, неплохое, но, за исключением авиации, исключительно легкое пехотное вооружение. Это оружие, как можно предположить, с советской точки зрения годилось для непродолжительной обороны, но не для наступления. В партии чехословацкого оружия отсутствовали тяжелые крупнокалиберные пулеметы, бронебойные патроны, противотанковые гранаты и другое легкое противотанковое оружие, например фаустпатроны, магнитные мины. На просьбу о поставке артиллерии и танков последовал жесткий отказ. В чем смысл таких ограничений? Советские аналитики по опыту второй мировой войны хорошо представляли себе характеристики противостояния, где одна сторона вооружена артиллерией и танками, а вторая, в основном, легким пехотным оружием и героями.

Предполагаю, что Израиль ожидал новый цикл переговоров, в результате которых он смог бы получить остро необходимое тяжелое оружие в обмен на в обмен на нужные СССР дополнительные обязательства.

Существовала ли опасность поражения Ишува до вторжения иностранных регулярных армий?

Война (активные боевые действия — первый этап) началась сразу после принятия Генеральной Ассамблеей ООН решения о разделе Палестины на еврейское и арабское государства. Арабские силы, действуя на всей территории подмандатной Палестины стремились подавить и уничтожить Ишув, не дать создать еврейское государство ни в каких границах. Для этого они использовали иррегулярные формирования, включающие местных жителей и иностранных добровольцев. Иногда, по факту, их союзниками оказывались оккупационные силы Великобритании.

В то время Ишув уже представлял собой единый организм с общим управлением, но был разделен на множество населенных пунктов, не связанных непосредственно друг с другом. Для нормальной жизни необходима была интенсивная связь между ними. Тактика арабских вооруженных формирований строилась на атаках коммуникаций, на изматывании сил Ишува в многочисленных терактах. Арабы стремились разорвать Ишув на автономные части и уничтожить каждую в отдельности. Первые четыре месяца инициатива была у арабов. Евреи теряли на дорогах грузы, транспорт и людей. Не хватало наличных сил для обороны от многочисленных атак по всей территории Ишува. Крупных наступательных операций не было. Первые четыре месяца евреи Ишува войну проигрывали.

Ури Мильштейн в книге «Рабин. Рождение Мифа» (РРМ) ситуацию того времени характеризует следующим образом:

«Первые четыре месяца войны были потрачены на пробуждение от летаргического сна «оптимизма» и на создание массовой армии, о которой не думали, когда еще было время. Четыре месяца горстка пальмахников несла на своих плечах бремя боев, потому что больше некому было его нести. Пальмах начал войну имея под ружьем 1400 бойцов, к концу марта около 900 уже выбыли из строя. Своими жизнями и своей кровью они спасли Ишув и создали основу для следующей стадии войны».

В начале апреля 1948 года в боевых действиях произошел перелом. Обученные новые военные формирования и оружие, полученное из Чехословакии, позволили от обороны перейти к наступлению. Были атакованы все крупные полурегулярные арабские формирования, их базы и линии коммуникаций. Вооруженные формирования арабов Палестины и иностранных добровольцев к дню провозглашения Независимости были разгромлены или отброшены. Иррегулярные формирования арабской местной самообороны без поддержки крупных отрядов резко снизили активность, выжидая развитие ситуации. Большая часть территории, отведенной ООН для Еврейского Государства, была взята под контроль. Коммуникации внутри этой территории стали безопасными. Более сложная ситуация сложилась в районе Иерусалима, угроза потери которого сохранилась.

Но основной стратегический результат этого периода: арабы Палестины лишились возможности воспрепятствовать созданию Еврейского государства.

Подробнее об этом этапе боевых действий смотри информативную работу Якова Кедми «Война за Независимость».

За границами работы Кедми остались психолого-идеологические причины, которые тормозили осознание опасности и, следовательно, формирование инструментов защиты от нее.

Почему евреи Ишува медленно осознавали грозящую опасность на первом этапе боевых действий?

Ответ надо искать в сочетании экономических, политических, идеологических и психологических факторов. Очень поучительно сравнение с готовностью СССР и западных стран к войне с нацистской Германией.

Экономика Ишува была очень напряженной, расходы на охрану и на адаптацию свежих репатриантов были дополнительным и существенным бременем. Приходилось оптимизировать расходы, сочетая расходы на оборону с другими потребностями. Но не все объясняется экономическими причинами.

После завершения второй мировой войны, после получения информации о катастрофе еврейского народа, наступила психологическая усталость. Среди лидеров Ишува господствовала атмосфера миролюбия. Грезилась картина: «мирный Израиль войдет в семью народов Ближнего Востока, принесет своим арабским соседям процветание и новые возможности развития».[РРМ] Израилю нужна была международная поддержка, хотелось, чтобы еврейское государство максимально соответствовало идеальному образу потенциальных союзников для победителей Второй Мировой. Реальность развивалась в другом направлении.

«Все разговоры о войне в результате провозглашения Еврейского государства абсолютно лишены основания. Как только Еврейское государство будет создано, арабский мир примет его и установит с ним дружеские отношения». — писал Бен-Гурион в то время в целях создания политически нужного образа будущей страны. Ложь, преподносимая в качестве официальной точки зрения, усиливала позиции «оптимистов» и «миролюбцев».[РРМ]

Это был и просчет разведки, которая недооценила масштаб и опасность арабских атак, просмотрела очередное проарабское изменение политики Великобритании. Лидеры империи решили убрать свои силы с территории Палестины, тем самым уменьшить расходы, а затем вернуться через «заднюю дверь». Для этого нужен был дорогой подарок арабской стороне: победа в войне с Израилем на основе существенной британской помощи с последующим оформлением союза.

Бывший верховный комиссар Англии в Палестине Канингхем писал в апреле 1948 года, что после ноябрьского решения Генеральной Ассамблеи «арабы были впервые твердо убеждены, что наши вооруженные силы находятся на их стороне». [Из монографии Г.С. Никитиной «Государство Израиль»]

Но и это не все. За время пребывания под турецким, а затем под английским владычеством сформировалась традиция во внешней политике полагаться на «старшего брата». Была и другая, внутренняя, причина. Для левоориентированной элиты Ишува, затем молодого Израиля, высшей ценностью был мир. Предлагать мир, невзирая на реальные события, обменивать декларацию мира на землю и т.д.

Наследники этого миробесия — современные израильские организации, типа Шалом Ахшав (в переводе с иврита: Мир сейчас), прекрасно иллюстрируют эту идеологию. Среди левых романтиков Ишува того времени была распространена точка зрения: конкретная необходимость воевать, не опровергает высшую ценность мира, наоборот, война считается тяжким грехом, который требует искупления. Для таких людей воинское искусство находилось за пределами культуры. Иначе говоря, ему не стоит учить, его не за что уважать.

Стоит отметить и духовную проблему: имеет ли право еврей воевать (совершать активные насильственные действия), если он опекается Всевышним? Традиционная точка зрения: ненасильственное сопротивление, ситуация жертвы — не признак слабости, а признак силы, свидетельство о том, что истинная сила не в мече, а в вере. Но на рубеже 20 века, в обстановке погромов и иных преследований в еврейской среде возникли движения, утверждающие концепцию деятельного участия в собственной судьбе.

Сионизм — идея создания и заселения государства Израиль — был и остается активным сторонником этой концепции. Эту точку зрения разделяет часть иудеев-ортодоксов, последователей рава Кука, так называемые «религиозные сионисты». Они вместе с другими сражались в боях Войны за Независимость и в других войнах Израиля. Другая часть религиозных ортодоксов стремилась дистанцироваться от чуждых им процессов. Их поведение во время боев за Еврейский Квартал Иерусалима — печальный пример такой политики.

Существование идеологии «непротивления злу насилием» после длительной, кровавой Второй Мировой — парадокс. Но эти люди существовали в Ишуве, небольшие светские и религиозные группы их можно найти и в современном Израиле. Возможно, это часть комплексов диаспоры, которые необходимо преодолеть (пережить) для ответственного существования в собственном государстве.

Каковы последствия запаздывания в осознании опасности массовых атак на Ишув вооруженных формирований палестинских арабов и иностранных добровольцев?

Самая главная потеря: время. Это время можно было употребить для подготовки военных специалистов, которых, как показала история, критически не хватало позже, не был развернут военно-промышленный комплекс, хотя оборудование уже находилось на территории Ишува, медленно шло формирование генерального штаба и разведки. Но главное, как показали дальнейшие события, необходимо было подготовить Ишув к тотальной войне. Тотальная война — это война за выживание, которая захватывает все общество. Приведение общества в готовность к тотальной войне требует мобилизации всех ресурсов, изменения всех институтов, другого процесса планирования. И хотя в дальнейшем это был сделано, условия были менее благоприятными.

Были ли арабские государства готовы к войне с Израилем?

15 мая 1948, после провозглашения Независимости Израиля и вывода всех британских вооруженных сил и учреждений, войска Египта, Иордании, Ирака, Сирии и Ливана вторглись на территорию Израиля — начался второй этап войны. На мой взгляд, арабские государства не были достаточно подготовлены. Их взвинчивала собственная пропаганда, они готовились к другой войне, не столь напряженной и длительной. Силы, введенные на территорию Израиля, оказались значительно меньше их потенциальных возможностей. Для длительной войны им не хватало вооружения, запасов, обученных солдат и офицеров.

Объяснение вторжения арабских государств, вопреки состоянию (не)готовности, можно найти в следующем. Все они пытались использовать арабскую солидарность как опору в своей политике. При этом в реальности их разделяли существенные противоречия, которые не соответствовали декларациям о сотрудничестве, общих ценностях и т.п. Одной из немногих позиций, не вызывающих разногласий, была: недопустимость существования Израиля в любых границах на земле Палестины. Невзирая на интересы, которые разделяли их, арабские страны упорно декларировали свое единство.

Успешный агрессор, напавший первым, мог получить весь палестинский пирог и заслужить уважение в арабской среде. Никто не хотел отставать. Возникла ситуация «воронки», когда течение несет вопреки желаниям. Все это происходило на фоне уверенности в своих силах по принципу «побеждает тот, кто прав». Великобритания и Франция подталкивали своих сателлитов к войне ради сохранения зависимости арабских стран Ближнего Востока от бывших колониальных метрополий. Победоносная война должна была продемонстрировать ценность и необходимость близких отношений с ними.

«Изначально, участие в военных действиях против Израиля всех граничащих с ним арабских стран не было чем-то само собой разумеющимся. Напротив, ни король Иордании Абдалла, ни король Египта Фарук изначально не планировали нападение на Израиль: оба они в целом были удовлетворены решением ООН и при взаимной неприязни рассматривали разделявшее их страны еврейское государство как своего рода защитный буфер. Палестинские арабские лидеры, и в их числе представители Верховного арабского комитета, поставили себе задачу спровоцировать правителей соседних арабских стран и не оставить им иного выхода, кроме как принять участие в планирующемся нападении на Израиль. Они пришли к выводу, что нужно, как можно более ясным и ощутимым образом, продемонстрировать правителям арабских государств последствия их самоустранения от решения палестинской проблемы. Они сочли, что только подобным образом удастся спровоцировать их на конкретные антиизраильские действия. Спровоцированный радикальными арабскими лидерами массовый исход палестинцев как нельзя лучше соответствовал этой цели. Десятки тысяч палестинских беженцев в Иордании и в Египте не оставляли возможности королю Абдалле и королю Фаруку остаться в стороне».[РРМ]

Рассмотрение проблемы палестинских беженцев находится за пределами данной статьи. С подробностями этой сложной темы можно познакомиться по информативной публикации Алека Эпштейна «Израиль и проблема палестинских беженцев: история и политика», 2005.

На что надеялись арабские страны, атакуя Израиль?

В соответствии с оценкой возможностей еврейского государства, особенно на начальном этапе, армии вторжения 1948 года, предназначенные для того, чтобы полностью уничтожить Израиль, были не слишком велики. Но они превосходили израильские силы по вооружению.

Нападение произошло по всему периметру. Арабские военно-воздушные силы контролировали небо, угрожая воздушной блокадой, начались бомбежки городов, аэродромов. Египетские военно-морские силы претендовали на контроль моря, угрожая блокадой и десантами. Атаки иракских сил были направлены на разрыв территории Израиля в узких местах между Тель-Авивом и Хайфой. Ливанские и Сирийские силы были активны на севере. Многочисленные иррегулярные силы палестинцев и иностранных добровольцев угрожали Израилю изнутри и снаружи.

Для победы над слабо вооруженными милицейскими формированиями Израиля было достаточно преимущества регулярных армий с европейскими инструкторами, авиацией, артиллерией и танками при поддержке внутренних сил арабов Палестины. Израиль, с учетом множественности угроз, максимально напрягаясь в обороне, не мог иметь резервов, достаточных для серьезных контратак. Потенциальные возможности (население, ресурсы) арабских государств были несравнимы с Израилем. У Израиля не было союзников среди западных стран, поддержка СССР не была очевидной. Позже силы вторжения возросли примерно в два раза, но и этого оказалось недостаточно.

Арабские аналитики не смогли предвидеть преобразования, которые произошли в Израиле, в его обществе и в вооруженных силах, эффективную финансовую помощь еврейской диаспоры США и неожиданную позицию Чехословакии с санкции СССР.

Являлись ли регулярные арабские армии вторжения реальной угрозой существованию Израиля?

Вооруженные силы молодого государства строились в условиях почти полного отсутствия опыта построения и функционирования современных, по тем временам, вооруженных сил. Жители Ишува имевшие опыт Второй Мировой, не были сведены в отдельное подразделение и должны были переучиваться, приспосабливаясь к местным условиям. А местный опыт соответствовал задачам самообороны в гражданской войне от противника, наступающего большими и малыми непрофессиональными, плохо вооруженными, бандитскими формированиями.

Соседние арабские государства выстраивали свои армии постепенно, но правильно, пользуясь опытом советников Великобритании и Франции.

Несколько деталей свидетельствующих об опасном для Израиля уровне сил интервентов:

— подготовка египетских офицеров и сержантов началась еще до второй мировой войны, в учебных центрах на территории Египта, частично и на территории Великобритании. Таким образом, для формирования армии у них было, в отличие от Израиля, достаточно времени. Из статьи А.Н. Буровой «Развитие армии Египта от незначительной силы до конкурентоспособного игрока»: «В рамках англо-египетского соглашения 1936 года египетские офицеры получили право на обучение в британских военных академиях. В 1937 году с помощью Великобритании в Египте были открыты школы подготовки офицеров и штабной колледж».

— в бронетанковых частях Египта, обученных англичанами, на момент вторжения находилось в эксплуатации более 200 танков;

— ВВС Египта, Сирии и Ирака включали в себя несколько сот боевых самолетов;

— Арабский легион Трансиордании во время Мандата был частью вооруженных сил Великобритании, т.е. обучался, снабжался, управлялся по стандартам одной из лучших армий того времени.

Достаточно высокий уровень арабских армий вторжения, прежде всего Египта и Иордании, объясняется задачами, ради которых создавались эти армии: обеспечение интересов государства в конкуренции с другими арабскими государствами; обеспечение внутригосударственного контроля; особо значимая задача — обеспечение интересов спонсоров: Великобритании и Франции.

Спонсоры после победы 1945 года готовили, т.е. обучали, снабжали оружием, частично финансировали в различных местах мира вооруженные силы, предназначенные для участия в возможной глобальной войне с Советским Союзом.

Из книги Хаима Герцога «Арабо-израильские войны, 1947-1973». оценка арабских вооруженных сил:

«Все арабские армии, за исключением Арабской армии освобождения Каукджи, показали превосходное умение обороняться. Но в наступлении они были далеко не столь блестящи, потому что когда заранее спланированная атака встречалась с непредвиденными трудностями, младшие офицеры не могли быстро приспособиться к меняющимся на поле боя обстоятельствам. Кроме этого, межарабская рознь — доходившая время от времени до братоубийственных войн — мешала арабским армиям. Хотя они все воевали против Израиля, они постоянно поглядывали с недоверием и друг на друга. Поэтому они так и не смогли воспользоваться своим значительным количественным преимуществом, в то время как израильтяне перебрасывали свои силы с одного фронта на другой и развивали нападение против какой-то одной из арабских армий, учитывая, что другие арабские армии не придут ей на помощь».

О напряженности Войны за Независимость свидетельствуют громадные, для небольшого Израиля, потери. Подробности смотри в исключительно информативной публикации Олега Грановского

Как совместить недостатки командования, перекос в номенклатуре и низкое качество вооружения Израиля с последующей победой в войне?

Приходилось учиться воевать не тем оружием, которое должно быть, а тем, которое есть. Ночные атаки, рукопашные бои, удары с тыла и с флангов, перерезание линий снабжения не позволяли арабским силам в полной мере использовать свои преимущества. В случаях дневных фронтальных атак на подготовленного, хорошо вооруженного противника, израильтяне несли большие потери и иногда проигрывали сражения. Вооруженные силы, если выживают, быстро учатся в боевых условиях, но платить за эти уроки приходится жизнями бойцов и командиров, а иногда и гражданских лиц.

Хаим Герцог — в 1948 — 1950 годах возглавлял военную разведку Израиля, затем был президентом государства Израиль:

«Здесь проявляется один из парадоксов стратегии: относительная слабость израильской армии — нехватка современного оружия, необходимость воевать одновременно на нескольких фронтах, привели к возникновению военной философии, основанной на гибкости, использовании фактора внезапности и готовности импровизировать. Почти все атаки израильтян во время Войны за Независимость были проведены ночами. Быстрота, операции десантного типа, использование ударов по флангам и обходов характеризовали боевой стиль вооруженных сил Израиля. Другая их особенность — гибкость военной мысли: израильский командир должен был приспосабливаться на поле боя к изменяющимся обстоятельствам и использовать их незамедлительно. В израильской армии не было места для закостенелости и склонности полагаться исключительно на вышестоящих командиров».

Среди важнейших причин победы — уровень мобилизации. И не только в количественном измерении. Об уровне мобилизации Армии Обороны Израиля смотри статью  «Численность личного состава еврейских вооруженных формирований в Войне за Независимость» — автор статьи Давид ( DAVID_2 )

Массовая армия Ишува не могла не быть отражением общества и условий его существования. Рассмотрим наиболее значимые из них, ставшие слагаемыми боевой силы Ишува.

Ишув был во время Второй Мировой войны тыловой базой британской армии на Ближнем Востоке и на севере Африки. Возникло большое число промышленных предприятий, основным заказчиком которых были британские вооруженные силы. Ускоренно развивалось производство продуктов питания, в том числе, необходимых для армии. Развивались и необходимые для их функционирования элементы инфраструктуры, в т.ч. финансовые, логистические, энергетические, водоснабжение, связь.

В дальнейшем, значительная часть этого хозяйства была использована для обслуживания израильской армии.

Еще во времена Мандата возникла подпольная военная промышленность. Было организовано производство некоторых образцов оружия и боеприпасов, приспособленных для имевшихся условий.

В быстро развивающейся экономической и партийной жизни Ишува появился новый тип работника — менеджер, специалист по управлению. Функции менеджера, его способ мышления очень близок к менеджеру особого рода, т.е. офицеру. В возможности быстрого доучивания людей этого контингента заключается секрет быстрого формирования организационной структуры вооруженных сил. Промышленный рабочий легко превращается в солдата, управляющего сложной техникой.

Эффективная армия должна включать в себя бойцов, хорошо знакомых с природными условиями территорий, где придется воевать, и умеющих выживать в них. Выходцы из кибуцев и мошавов были именно такими людьми.

Потребности массовой мобилизации заставляли использовать возможности всех разнообразных групп населения. Наиболее многочисленной специфической группой были новые репатрианты без знания иврита и особенностей страны. Часть из них была мобилизована сразу после появления на территории Израиля. Приходилось создавать специальные подразделения, где языками команд и взаимодействия были, например, английский или русский.

Особую сложность представляло нееврейское местное население: друзы, бедуины, черкесы, арабы-христиане и даже арабы-мусульмане. Приходилось налаживать непростые отношения с племенными вождями, обеспечивать условия для различных религиозных потребностей, использовать значимые для необычного контингента моральные и материальные стимулы. Взаимодействие было сложным, в каждом случае  требовались особые решения, не хватало знаний, ошибки приходилось исправлять на ходу.

Но в результате этих усилий Израиль приобрел бойцов остродефицитных специальностей: следопытов, разведчиков. Такой разношерстный состав мог стать фактором слабости из-за затруднений в управлении, но стал фактором силы в результате использования полезных для вооруженных сил особенностей каждой группы. А в дальнейшем положительный армейский опыт стал основой для разработки правил сосуществования в едином государстве.

Таким образом Ишув содержал основные необходимые элементы для создания качественных, по тем временам, вооруженных сил. К определяющим причинам победы таким, как стратегия адекватная ситуации и высокий уровень мобилизации стоит добавить формирование образа воина в массовой психологии Израиля.

Интересно сравнить с подобными, на мой взгляд, процессами в Японии в двадцатом веке. Например, фильм Акиры Куросавы по мотивам романа Цунео Томиты «Гений дзюдо» (есть в русском озвучивании).

Военная форма и личное оружие сами по себе не делают человека воином. Только если боевое искусство является существенной частью смысла жизни, высокий профессионализм, упорство, умение действовать коллективно и отдать свою жизнь ради Победы — становятся естественными качествами. Формирование характера воина это сложный, длительный процесс. Для этого требуется Учитель, но иногда, в роли учителя выступают специфические условия существования.

Евреям и в диаспоре приходилось воевать за интересы государств проживания. Но тут война шла за национальные интересы, появилась и связь с национальной традицией. Великолепной иллюстрацией этого процесса является книга (существует в переводе на русский язык) раввина и танкиста Хаима Саббато «Выверить прицел».

Уникальным израильским опытом интересуются специалисты других армий. Их наблюдения интересны для понимания израильских процессов.

Смотри статью генерал-майора Г.С. Котанджяна «Об опыте формирования боевого духа воина в Армии Обороны Израиля» 2009


Продолжение :  Война за Независимость Израиля. Вопросы и замечания ч.2

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.