lazarudin

Category:

Израильское демографическое чудо ч.2

Часть вторая.  Начало : Израильское демографическое чудо ч.1

III. Меняющееся лицо израильского общества

В 2015-м году общий коэффициент рождаемости в Израиле составлял 3.1, причем в еврейском и арабском секторах он составлял около 3.13. Это продемонстрировало кардинальное изменение с 2000-го года, когда рождаемость среди израильских арабов, как мы только что видели, составляла 4.5, а среди евреев лишь 2.6. В течение последних десятилетий рождаемость среди арабов в Израиле в общем соответствовала общей тенденции к её снижению на Ближнем Востоке. Рождаемость среди арабов мусульман сейчас составляет около 3.35 и продолжает снижаться, в то время как среди арабов христиан этот показатель в течение длительного времени находится ниже уровня воспроизведения. Между тем, рождаемость среди евреев продолжает расти. В ​​2017-м году коэффициент рождаемости оценочно составляет 3.16, что примерно наравне с арабами как внутри Израиля, так и на большей части Ближнего Востока или даже выше.

Примерно десять лет назад, когда признаки огромного сдвига в еврейской рождаемости стали неоспоримыми, некоторые демографы пытались проследить это явление в более бедных и религиозных сегментах израильского общества, особенно среди харедим (ультра религиозных евреев). Демографы- пессимисты, такие как Арнон Софер, вынуждены были отказаться от своих прогнозов о предстоящем арабском большинстве в Израиле и теперь начали предупреждать о будущем "несионистском" большинстве, которое якобы объединило бы евреев-ортодоксов с израильскими арабами против сионистского духа государства. Разумеется "харедим" это евреи, но согласно некоторым аргументам, они считались скорее обузой, а не чем-то ценным для Израиля. Они ждут, что  другие будут платить за многодетство, они отказывались направить своих детей на службу в армии или заниматься производительной работой и в целом представляют собой тот груз который по-своему угрожал потопить сионистский проект.

Эти утверждения были в основном ложными. Отложив в сторону абсолютное меньшинство ортодоксов которое активно враждебно относится к сионизму (это так-же верно и в отношении небольшого меньшинства среди светских израильских евреев), большинство харедим глубоко привязаны к еврейскому государству. Тем не менее были предложены различные схемы для уменьшения рождаемости среди ортодоксов.

Однако в конечном итоге получилось так, что рождаемость среди ортодоксов не стала причиной роста рождаемости среди евреев, а скорее наоборот.

Примечание: прежде чем приводить оценки коэффициентов рождаемости среди различных слоев израильского общества, важно иметь в виду, что во многих отдельных случаях определения религиозности в Израиле пересекаются, а также меняются со временем. Таким образом, полагаясь в первую очередь на религиозную самоидентификацию среди израильских женщин, мы можем построить хронологию изменения показателей рождаемости в данных секторах израильского общества за последние десятилетия следующим образом:

В 2000-м году коэффициент рождаемости среди женщин ортодоксов составлял около 7.5. В 2015-м году он составил примерно 6.7 - снижение на 10 процентов.

Среди религиозных не ортодоксов рождаемость за этот период практически не изменилась: около 4.0 в 2000-м году и около 4.2 в 2015-м году, рост примерно на 5 процентов.

Среди женщин идентифицирующих себя как "соблюдающих традиции", коэффициент рождаемости вырос примерно с 2.6 в 2000-м году до 3.0 в 2015-м году - рост составил около 15 процентов.

Среди не очень "соблюдающих традиции" еврейских женщин, скачок вверх был еще более впечатляющим, выше почти на 20 процентов: с 2.1 в 2000-м году до 2.6 в 2015-м году.

Наконец среди женщин идентифицирующих себя как не соблюдающих традиции или светских, рождаемость выросла почти на 15 процентов с примерно 1.8 в 2000-м году до 2.1 в 2015-м году.

В целом с начала 21 века рождаемость фактически уменьшилась примерно на 10 процентов среди ортодоксов, немного выросла (5 процентов) среди женщин, соблюдающих традиции и значительно выросла на 15-20 процентов среди всех других секторов израильского еврейского общества. В то время как рождаемость среди женщин ортодоксов остается высокой, резкий рост рождаемости среди всего еврейского населения в целом объясняется чем-то другим. А именно общим решением миллионов еврейских семей, женщин и мужчин всех израильских социальных групп идентифицирующих себя как традиционные, религиозные или даже светские, иметь больше детей, еще больше детей.

В конце концов, даже самые упрямые скептики должны были признать, что рост уровня рождаемости в Израиле в основном является выбором основной массы образованных израильских евреев среднего класса. Хотя до сих пор не существует серьезных исследований для объяснения этого необычного и устойчивого явления, мы можем указать на некоторые кажущиеся правдоподобными факторы.

IV.Что означает быть израильским евреем

Израильские евреи очень разные (некоторые скажут головокружительно разные) по политическим взглядам, принадлежности, мировоззрению, стилю жизни и даже одежде. Однако по некоторым базисным вещам они гораздо более однородны чем это кажется внешне. И нет аспекта жизни в котором они более объединены чем в возведении во главу угла благосостояния семьи и продолжения рода.

На каком-то уровне то же самое можно сказать о каждом обществе. Но во всем мире современные культуры, социальные группы и целые общества, даже будучи приверженными этому идеалу, одновременно действуют на основании предположения о том, что материальное и даже духовное благосостояние отдельных лиц связано с ограничением количества их детей. В действительности для некоторых, особенно в самых богатых европейских и азиатских странах, чем жестче эти ограничения, тем больше шансов на счастье и самореализацию.

С другой стороны, многие племенные или клановые общества по сей день продолжают считать большое количество потомков единственной мерой успеха и статуса, иногда даже одобряя многоженство для этой цели. Недостатком таких обществ является то, что дети часто рассматриваются как просто придатки коллективного благосостояния, при этом мало или вообще не учитываются их индивидуальное благосостояние и развитие.

Различные исследования ООН и ОЭСР указывают на факторы обусловливающими падение рождаемости. Это повышение уровня образования в целом и особенно среди женщин, увеличение числа женщин на рынке труда, откладывание замужества и деторождения до более позднего возраста, сосредоточение на карьерном росте и экономическом благополучии и т. д. Эти факторы действительны для всех обществ, в том числе  племенных, где даже небольшие успехи в образовании или эмансипация связаны с внезапным снижением рождаемости.

В Израиле существуют те же факторы, что и в других странах, но у большинства израильских евреев это не повлияло на рождаемость. Было бы разумно сделать вывод о том, что израильскому обществу каким-то образом удалось сбалансировать между растущим уровнем и постоянным соблюдением ориентированной на семью культуры, тем самым развивая уникальное и в настоящее время стабильное сочетание, в котором центральное положение семьи успешно сосуществует со всеми эффектами индивидуалистического духа. Во всем израильском обществе воспитание и моральное благополучие детей, а также преемственность семьи остаются в центре жизни родителей (и бабушек и дедушек) не только эмоционально, но и в повседневной практике.

Эта необычайно сильная культура является источником существования и в свою очередь столь же сильным источником чувства национальной солидарности. Благодаря этой общей национальной идентичности израильские евреи необычайно охотно приносят личные жертвы когда речь заходит о том, чтобы принимать новых еврейских иммигрантов в государстве и в своих домах, а также когда речь идет о затяжных периодах насилия и кровопролития совершаемых заклятыми врагами. По мере того, как традиционные общины стран исхода отступают по важности в других частях мира, общий смысл израильской нации-семьи лежит в основе привычного инстинкта большинства израильских евреев рассматривать других евреев и особенно тех которые находятся в самом Израиле, прежде всего как членов семьи, а не просто как сограждан.

Такое отношение безусловно имеет корни в еврейской традиции, восходящей к Библии где присутствуют рассказы связанные с рождаемостью и продолжением рода. И еврейская религиозная практика также исключительно ориентирована на семью. За исключением Йом-Киппура, практически все основные религиозные еврейские праздники, от Пасхи, Суккота до Хануки, развивались больше вокруг семейного очага и стола, чем вокруг синагоги. Так и субботний стол, это исключительно семейный стол. В Израиле многие из этих семейных ритуалов частично или полностью также выполняются большинством евреев, которые относят себя к светским.

Точно так же опыт выживших в Шоа (Катастрофе) или еврейских общин изгнанных из исламских стран, а также оставшихся в живых в длящихся десятилетиями безжалостных войнах, терроре и окружающей враждебности, вызвал широко распространенную решимость держаться семьи и её продолжения.

В результате можно сказать, что израильские евреи всех слоев общества ощущают, что заводить детей это не только право, но и обязанность. Эта атмосфера быстро принимается вновь прибывшими репатриантами. Прекрасным примером здесь является большая волна репатриантов прибывших в 1990-е годы из бывшего Советского Союза, где рождаемость среди евреев была одной из самых низких в мире. Действительно широко ожидалось, что прибытие этих иммигрантов, многие из которых были высокообразованными и культурно русифицированными, резко и возможно навсегда снизит коэффициент рождаемости в Израиле. На самом деле как поколение иммигрантов, так и его потомство быстро приняли культуру израильтян и со временем их рождаемость приблизилась к общенациональному значению.

И это не единственный пример свидетельствующий о распространенности израильской культуры настроенной на деторождение. В Израиле вторые браки сами по себе регулярно скрепляются заведением совместных детей. Более того, сейчас существует социально приемлемый феномен для успешных, но незамужних одиноких женщин в возрасте около 40-а воспитывающих одного или двух детей самостоятельно, с помощью своих родственников. (Независимо от того, следует ли рассматривать этот способ формирования семьи как положительный, вопрос по которому аналитики не пришли к общему мнению.) Даже среди религиозных семей, где добрачное рождение до недавнего времени было вещью практически неслыханной, совсем не редкость когда одинокие женщины в возрасте тридцати или начале сорока пользуются искусственным оплодотворением и продолжают воспитывать детей при финансовой и моральной поддержке их ортодоксальных родственников.

Аналогичную тенденцию можно наблюдать среди израильских еврейских геев и лесбиянок. Хотя точные данные отсутствуют, кажется, что многие из них заводят детей и создают гораздо более ориентированную на ребенка культуру, чем это происходит среди их "коллег" в Европе или в США.

Наконец Израиль стал мировым лидером из расчета на душу населения в области лечения бесплодия. Более 40 000 таких процедур проводятся каждый год и с поправкой на численность населения это в тринадцать раз больше, чем в США. В Израиле берутся за лечение даже в тех случаях, когда шансы на зачатие довольно шаткие. В то время как богатые европейские страны с развитыми государственными медицинскими службами предлагают только до шести циклов лечения бесплодия и только до достижения женщиной сорока лет, в Израиле нет предела количеству финансируемых государством методов лечения бесплодия которые женщина может пожелать (пока у нее будет меньше двух детей), причем предельный возраст составляет сорок пять. В настоящее время более трети лечения бесплодия в Израиле приходится на женщин старше 40 лет.

Израиль также проводит несравненно больше проверок для беременных женщин чем любая другая страна и разработал новаторские технологии для хирургии на плодах еще не родившихся детей для спасения их жизней. По словам директора женской больницы в Израиле в Бейлинском медицинском центре Арнона Визницера, "мы - сверхдержава рождаемости".

Неужели теперь предсказания демографической катастрофы сойдут на нет? Интересно, что некоторые оказываться без внимания и они нашли новую грядущую опасность: слишком много евреев. Ведущим представителем этого нового мальтузианства является Алон Таль, председатель отдела государственной политики в Тель-Авивском университете и автор работы "На Земле нет места- Будущее перенаселение Израиля" (The Land Full: Addressing Overpopulation in Israel,Yale). Автор прогнозирует, что население Израиля через три десятилетия составит 23 миллиона человек и возможно даже до 36 миллионов человек. Он решил переубедить своих собратьев приносить детей в мир. (Кстати сам Таль американский еврей из Северной Каролины является отцом троих детей).

V. Тайная сионистская победа

Мы можем подвести итог этой истории:

В 2000-м году на каждого арабского ребенка родившегося в Израиле было два еврейских ребенка: соотношение 2/1.

В 2010-м году на каждого арабского ребенка родившегося в Израиле, было трое еврейских детей: соотношение 3/1.

В 2020-м году, через два года, если нынешние тенденции сохранится то ная каждого арабского ребенка родившегося в Израиле, будет четыре еврейских ребенка: соотношение 4/1.

Абсолютные цифры раскрывают еще более яркую картину. В 2001-м году в Израиле родилось 95 146 еврейских детей и 41 440 арабских детей; в 2015-м году цифры составили 137 708 и 41 016 человек соответственно. Другими словами, за последние пятнадцать лет число еврейских детей выросло более чем на 45 процентов, тогда как число арабских детей оставалось практически неизменным.

Продолжающийся сбор евреев в Израиле является дополнительным источником демографического оптимизма. Начиная с рубежа веков и спада массовой волны еврейских иммигрантов из бывшего Советского Союза, меньшие, но все же значительные числа репатриантов всё еще прибывают как из бывшего СССР, так и из таких стран, как Франция, Эфиопия и США.  За последнее десятилетие чистый прирост (с вычетом возвращающихся израильтян и новых иммигрантов, которые впоследствии покинули Израиль) был довольно постоянным составляющим в среднем около 20 000 человек в год или более 200 000 дополнительных евреев в течение каждого десятилетия.

Эти статистические данные рассказывают воодушевляющую историю о демографической силе необходимой Израилю для выживания и победы в экзистенциальной борьбе со своими врагами. Они также рассказывают другую историю, еврейскую историю об отношениях Израиля с диаспорой.

Рост рождаемости в Израиле наряду с продолжающимся притоком новых еврейских иммигрантов, когда они сталкиваются с противоположными тенденциями в большинстве стран исхода, означает, что в течение нескольких лет Израиль станет крупнейшей в мире единой еврейской общиной, что является  беспрецедентным с периода Второго храма. Еще более важно, что Израиль стал или вскоре станет домом для абсолютного большинства мирового еврейства, что само по себе беспрецедентно вероятно со времен Первого Храма около 2500 лет назад.

Но чистые цифры отражают только часть драматической передислокации между Израилем и диаспорой. Нынешние данные и предсказуемые тенденции свидетельствуют о том, что Израиль собирается стать домом для примерно двух третей всех еврейских детей в мире, где каждый год рождаются около 140 000 человек по сравнению с 70 000-80 000 человек в диаспоре. Эти числа пожалуй самое поразительное, поскольку это означает, что в следующем поколении Израиль станет безусловно бесспорным центром еврейской жизни.

Новая демографическая реальность приносит новые вызовы, а также новые возможности. Поскольку многие традиционные еврейские общины в диаспоре находятся в периоде быстрого спада и поскольку частота браков вне общины у европейских и американских евреев не проявляет никаких признаков ослабления, там станет гораздо больше людей без еврейского происхождения, чем когда-либо прежде. Как достучаться до них станет на долгое время задачей еврейских политиков.

Вместе с тем отдельные евреи и группы евреев по всему миру, чьи связи с еврейским народом стали еще более сильно ослаблены, чем те кто живет на богатом Западе, теперь активно стремятся восстановить какую-то связь с еврейским ядром. Некоторые из этих искателей являются потомками людей в Западной и Восточной Европе, которые во время нацистских и коммунистических периодов скрывали свою еврейскую идентичность и отошли от еврейства. Другие относятся к миллионам потомков евреев, насильственно обращенных в христианство в поздней средневековой Испании, Португалии, Италии и в других местах, но семьи которых на протяжении веков сохраняли определенные традиции и воспоминания. Третьи сохраняют традиции еще более древней линии. Для многих Израиль станет основной, а иногда и единственной важной ниточкой к еврейской истории и возможно к еврейскому будущему.

Все это представляет собой поразительную, хотя и в значительной степени непризнанную победу 120-летней цели сионизма- снова превратить землю Израиля в центр еврейского народа и еврейской истории. В этом отношении, как и в других, мечта Герцеля - это более не мечта.

7 мая 2018

Об авторе

Офир hа-Иври, израильский историк и политический теоретик, является вице-президентом Института Герцля в Иерусалиме и автором John Selden and the Western Political Tradition  (Кембридж).

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.