lazarudin

Category:

Израильское демографическое чудо ч.1

Автор этой статьи — др. Офир hа-Иври ( אופיר העברי ), статья опубликована на английском языке под названием  Israel's Demographic Miracle  , переведена на русский язык уважаемым  hazazello  и размещена в его журнале 12/05/18. Спустя год с лишним я случайно наткнулся на эту статью и привожу её здесь, с благодарностью к автору и переводчику.

Часть первая

В прошлом месяце, в 70-ю годовщину Израиля были справедливо отмечены многие достижения этой страны. Это доблесть страны в военных вопросах, её всемирно известные технологические ноу-хау, её рекордный экономический рост и стабильность, богатый выбор его культурных предложений, динамичность её религиозной жизни и неукротимый дух её народа.

Однако еще одно достижение, возможно самое впечатляющее и довольно неизвестное, осталось вне поля зрения общественности. Речь идет о необыкновенном демографическом успехе Израиля. В этом очерке я надеюсь исправить этот недочет.

Чтобы это сделать сначала необходимо перенестись ненадолго назад в 1998-й год, в год 50-летия Израиля. Тогда и у Израиля было много достижений которыми можно было бы гордиться, но его будущие перспективы казались гораздо менее перспективными. Особенно мрачным был демографический прогноз.

Во всем мире в те годы еврейская рождаемость шла вниз в соответствии с общими тенденциями в относительно образованных и богатых странах. Да и сам Израиль в этом плане не был исключением. Кроме того в Израиле как казалось не существовало реальной перспективы существенного притока новых иммигрантов. Недавняя большая волна репатриантов из постсоветской Восточной Европы в начале и середине 90-х годов фактически исчерпала себя, а евреи в богатых западных странах не проявляли никакого желания эмигрировать в Израиль в значительных количествах.

Между тем рождаемость у арабов по всему Ближнему Востоку, в том числе в Израиле и на контролируемых Израилем территориях Западного берега реки Иордан (Иудеи и Самарии) и Газы были значительно выше, чем у евреев и она не проявляла никаких признаков уменьшения.

Только этих фактов было достаточно для серьезного беспокойства по поводу того, что еврейское большинство в Израиле станет настолько мизерным  и ослабленным, что создаст угрозу безопасности и возможно даже выживанию еврейского государства. Таким образом не случайно именно в эти годы наблюдалось призывы к Израилю, обусловленные якобы здравым смыслом, добиваться мира со своими арабскими соседями практически любой ценой.  Отдать  территории занятые в войне 1967-го года, в том числе в случае необходимости и Восточный Иерусалим и таким образом гарантировать свое большинство в границах Израиля до июня 1967-го года, до того как ситуация еще больше ухудшится.

И тогда ситуация ухудшилась. В сентябре 2000-го года Ясир Арафат интерпретируя неоднократные израильские уступки как проявление признаков слабости, начал вторую интифаду, открыв одну из самых масштабных и самых затяжных террористических кампаний когда-либо направленных против гражданского населения. В течение следующих четырех лет израильтяне подвергались почти ежедневным смертельным атакам. Экономическая активность резко снизилась, дипломатическое давление возросло и многие видели только темные тучи на горизонте. Встревоженные друзья Израиля, в том числе бывший президент Билл Клинтон, призвали американских евреев оказать давление на своих израильских братьев, чтобы те заключили с палестинцами соглашение перед тем, как и без того ужасная демографическая ситуация усугубилась бы ростом числа евреев, которые несомненно захотят покинуть тонущий израильский корабль. Что в свою очередь превратило бы демографическую проблему в демографическую катастрофу. 

И все же ни один из прогнозов не сбылся. Израильтяне не только отбились, но и победили во второй интифаде как в военном, так и в политическом плане. Экономика восстановилась и вступила в стадию устойчивого роста. Одновременно игнорируя все прогнозы израильские евреи стали заводить много детей, что привело к полному изменению демографических тенденций. Сегодня еврейская рождаемость взлетела настолько высоко, что она опережает арабскую рождаемость как в самом Израиле, так и на Западном берегу и даже в большинстве арабских и мусульманских стран.

Так как же произошел этот, казалось бы невероятный поворот событий?

I. Угроза демографического апокалипсиса

В какой-то мере вся история сионизма это ложное пророчество о еврейской демографической гибели, а также видение ужасной судьбы европейского еврейства, которое воплотилось в жизнь в виде уничтожения нацистами трети еврейской нации в 1939-45 годах.

Во время первого сионистского конгресса в 1897-м году где Теодор Герцль сформулировал свое видение будущего еврейского государства, для многих в то время это было скорее не видение, а причудливый сон так как в мире было около 11 миллионов евреев, из которых только около 1 процента проживало на самой земле Израиля. К началу Второй мировой войны число евреев в мире возросло почти до 18 миллионов. Однако к концу геноцида устроенного нацистами осталось менее 12 миллионов. Из них около 600 000 человек были собраны в Палестине и присутствовали при создании еврейского государства в 1948-м году. В течение нескольких лет число евреев на территории Израиля удвоилось благодаря абсорбции подавляющего большинства евреев Ближнего Востока спасавшихся от преследований со стороны арабских диктаторов.

Сегодня в мире насчитывается около 14 миллионов евреев. Это значительно меньше, чем было в 1939-м году. Примерно половина евреев сейчас проживает в еврейском государстве. Там где воплотилась сионистская история, долгая серия ужасных демографических прогнозов оказалась последовательно и драматично ошибочной. Например один из них: в 1898 году великий российский еврейский историк Симон Дубнов, противник сионистского движения писал, что "создание государства со значительным еврейским населением невозможно. ...в 2000-м году в Палестине будет проживать не более 500 000 евреев".

Подобные ошибочные прогнозы не прекращалась и с созданием самого государства. Роберто Бачи, вскоре ставший директором-основателем (1949-1971 гг.) Центрального Статистического Бюро Израиля (ЦСБ) рассчитал в 1944-м году, что к 1971-му году еврейское население на земле Израиля будет составлять всего около 1 900 000 человек против большинства из 2 166 000 арабов. Позднее Бачи исправил свои прогнозы, чтобы принять в расчет массовую репатриацию евреев из арабских стран и других мест и ​​их временный высокий уровень рождаемости, который увеличил еврейское большинство. Тем не менее он все же считал, что превращение евреев в меньшинство лишь отсрочено на 2000-й год.

Демографический пессимизм был усилен после 1967-го года когда арабское население Западного берега и Газы попало под израильское правление и демографы стали брать в расчет всех жителей "к западу от Иордана". Не смотря на то, что Израиль по сей день формально аннексировал только районы Восточного Иерусалима, а также малонаселенные Голанские высоты и несмотря на то что в 2005-м году Израиль полностью отсоединился от Газы, сегодня большинство демографических оценок по-прежнему относятся ко всей территории к западу от реки Иордан рассматривая её как одну недифференцированную единицу.

Уже к концу 1980-х годов с началом первой интифады стало модно прогнозировать неизбежный еврейский демографический апокалипсис. Новый консенсус был представлен в колонке "Нью-Йорк Таймс" в октябре 1987-го года Томасом Фридманом, который цитировал различные тенденции и статистику иллюстрируя неизбежную нисходящую еврейскую траекторию:

Согласно израильскому ЦСБ, в 1985-м году средняя рождаемость среди израильских евреев составляла 21.6 на 1000 человек, в то время как среди израильских арабов она была 34.9. Среди арабов на Западном берегу средняя рождаемость составляла 41.0, а среди арабов сектора Газа - 46.6, что в два раза больше, чем среди израильских евреев.

Местным экспертом Фридмана был Арнон Софер (Arnon Sofer) из Хайфского университета, который предупредил, что если Израиль не выйдет сразу со всего Западного берега и сектора Газа, он столкнется с "бедствием" арабского большинства. Другой предлагаемый эксперт Мирон Бенвеништи ( מירון בנבנשתי), бывший заместитель мэра Иерусалима, полагал, что вскоре Израиль может быть вынужден принять позорный метод созданный неудавшимися маронитскими христианскими правителями в Ливане. Этот метод предполагал "просто прекратить перепись населения". И Софер и Бенвеништи утверждали по существу то же самое: в битве за значительное большинство "к западу от Иордана" еврейская демография была проигрышной игрой, что в свою очередь требовало радикальных изменений в политике Израиля по отношению к территориям.

Фридман отметил, что некоторые израильские представители правого лагеря были не столь пессимистичны. Одним из ярких примеров был тогдашний премьер-министр Ицхак Шамир, который заявил цитируя ивритскую Библию, что с самого начала наша нация была "наименьшей среди всех народов" и всегда сталкивалась с демографическими проблемами. Тем не менее, наш народ никогда не искал решения в эскапизме. Это не решение.

Шамир выразил надежду на большие волны еврейской иммиграции в будущем - надежду, которая эффектно подтвердилась, когда после распада Советского Союза в начале 1990-х годов именно такая волна привела в Израиль более 1,2 миллиона евреев.

Тем не менее, как мы видим, даже этот большой приток населения не уменьшил прогнозы демографической гибели. С начала 1990-х годов и особенно после начала процесса в Осло в 1993-м году, мантра "демографической угрозы" снова была широко распространена в средствах массовой информации и цитировалась в дипломатических кругах как причина для все более значительных территориальных уступок Израиля Организации Освобождения Палестины Ясира Арафата. Тем не менее каждая такая уступка сделанная Израилем в те годы приводила к усилению требований ООП о полном выходе на границы государства до 1967-го года. Предоставлении "права на возвращение" всем потомкам арабских беженцев 1948-1949 годов. Возвращение, которое если оно будет реализовано, наводнит еврейское государство арабами и таким образом обоснует причины будущих уступок.

Для Арафата, который прекрасно понимал этот процесс, целью было сломать дух израильтян. Он прямо заявил в своей речи в феврале 1996-го года арабским дипломатам в Стокгольме:

"ООП теперь сосредоточится на разделении Израиля психологически на два лагеря (т.е. за и против уступок).  ...мы планируем ликвидировать государство Израиль и создать палестинское государство. Мы сделаем жизнь невыносимой для евреев психологической войной и демографическим взрывом [добавлен акцент]. Евреи не захотят жить среди арабов."

Это возвращает нас к началу XXI века и началу второй интифады. По мере того как бушевал террор, страх перед так называемым арабским "демографическим взрывом" или то, что Арафат (имея в виду матки арабских женщин) любил называть своей секретной "демографической бомбой", достиг вершины. В 2003-м году тогдашний министр финансов Биньямин Нетаньяху сформулировал эти опасения заявив, что хотя Израиль освободил себя от ответственности за арабов на территориях управляемых Палестинской администрацией, израильские евреи, вероятно, по-прежнему будут сталкиваться с проблемой недостаточно большого численного большинство даже в границах страны до 1967-го года: "Если у нас [арабское меньшинство] 40 процентов, еврейское государство аннулируется".

В 2004-м года Арнон Софер объявил, что Израиль "находится в демографическом крахе; демографическая карта в Иерусалиме, в Негеве и в Галилее указывает на опустошение". К нему присоединился демограф Серхио Делла Пергола (Sergio Della Pergola) из Еврейского университета заявивший, что к 2020-у году "к западу от Иордана" будет еврейское меньшинство из 6 380 000 евреев против 8 810 000 арабов. И что даже в Израиле без территорий евреи все равно станут меньшинством. Пусть и более медленными темпами, но достигнут этой точки примерно к 100-летию государства в 2048-м году.

Американские доброжелатели, в том числе Билл Клинтон, снова вмешались требуя все более далеко идущих уступок в качестве средства предотвращения нависшей демографической угрозы. Клинтон заверил группу еврейских представителей в 2009-м году, что "географические или демографические факты не изменились и у палестинцев больше детей, чем вы можете сделать или привезти".

Под Бараком Обамой это утверждение станет постоянной точкой разговора. В марте 2013-го года во время своего государственного визита в Израиль Обама заявил:

"Учитывая демографию к западу от реки Иордан, единственный путь для Израиля, который может выжить и существовать как еврейское и демократическое государство, это становление независимой и жизнеспособной Палестины [путем полного ухода с Западного берега].

Выступление Обамы было синхронизировано с частью внешней политики Аарона Дэвида Миллера (Aaron David Miller), бывшего высокопоставленного чиновника Госдепартамента и эксперта по политике на Ближнем Востоке. Он заявил, что "Израиль может быть еврейским, демократическим или государством контролирующим палестинские территории. Выберите из двух". В декабре того же года госсекретарь Джон Керри (John Kerry) повторил президентское предупреждение: "Суровая демографическая ситуация Израиля представляет собой "экзистенциальную угрозу"... , что делает невозможным сохранение Израилем своего будущего как демократического, еврейского государства".

К тому времени однако любой, кто проверил бы фактические цифры представленные израильским ЦСБ, знал бы, что в течение последнего времени демографическая ситуация изменились и тенденция повернулась вспять.

II. Израиль и мировые тенденции в области фертильности (репродуктивной способности женщины)

В каком-то смысле пессимистов можно было бы простить - по крайней мере, если игнорировать их явные политические мотивы. В конце концов, современное общество действительно характеризуется тенденцией снижения коэффициента рождаемости. Даже многие бедные и только слабо развиты страны сталкиваются со снижением рождаемости. Однако это особенно заметно в развитых странах, где повышение уровня образования и доходов прямо связано с коэффициентом рождаемости, который часто снижается до или за пределы уровня сокращения населения, если оно не будет увеличено иммиграцией. Этот уровень - средний "коэффициент воспроизводства" в 2.1 ребенка на одну женщину в течение ее детородного возраста - фактически был упущен большинством экономически развитых стран.

Таким образом в 2015-м году средний коэффициент рождаемости женщин в 35 странах-членах Организации экономического сотрудничества и развития, ОЭСР (включая США и большинство стран ЕС) составил 1.68. В Европейском союзе средний коэффициент текущей рождаемости примерно одинаковый хотя и с широкими различиями между, скажем Францией с коэффициентом рождаемости в 1.96 и соседней Испанией с катастрофическим 1.3. Более того, эти показатели отражают не сиюминутное падение, а тенденцию, которая набирает силу за поколение или более.

За пределами ЕС в России коэффициент рождаемости составляет 1.75, что приводит к резкому несоответствию между крайне низкими темпами рождаемости среди этнических русских и гораздо более высокими темпами среди мусульманского меньшинства. Подобное несоответствие наблюдается в западноевропейских странах, включая Францию ​​и Германию.

В Восточной Азии, где до сих пор миграция была незначительной, резко падающие темпы рождаемости еще более драматичны, чем в Европе или Северной Америке. В Китае коэффициент рождаемости составляет 1.57, в Японии - 1.46, в Сингапуре - 1.24, в Южной Корее - 1.05, а в Тайване - 0.9. Все эти страны теперь борются с унылой перспективой быстро стареющего населения в сочетании с не менее быстрым сокращением рабочей силы.

Теперь Ближний Восток. Некоторые страны региона сталкиваются с еще более серьезной проблемой: резким снижением рождаемости предшествующим достижению значительного экономического изобилия. Там результаты могут быть катастрофическими. Несколько стран в настоящее время приближаются к тому, что было точно названо "смертельной спиралью" снижающейся рождаемости и быстро стареющих групп населения с небольшим количеством экономических или социальных ресурсов. Во многих случаях обостряющим фактором является репрессивным режим поддерживающий и без того хрупкое этническое равновесие, которому сейчас угрожает снижение рождаемости. В основном среди правящих этнических или религиозных группировок.

Примечательным примером является Иран, где рождаемость упала с 6.2 в 1985-м году до менее 1.7 в 2015-м году. При слаборазвитой экономике которая полагается исключительно на экспорт нефти как источник доходов, у Ирана не хватает финансовых или социальных ресурсов для решения ситуации, в которой пожилые люди превосходят числом молодых. Низкий уровень рождаемости гораздо более заметен среди этнических иранцев, чем среди угнетенных меньшинств, таких как азербайджанцы, курды, белуджи и другие, которые в свою очередь уже составляют около 45 процентов населения указывая на вероятный рост беспорядков на этнической почве.

В Турции также резко снизился уровень рождаемости сократившись вдвое с 4.1 в 1985-м году до 2.1 в 2015-м году. Несмотря на то, что уровень рождаемости все еще находится на уровне коэффициента воспроизводства, этот показатель еще раз раскрывает широкое несоответствие. В данном случае между западным и преимущественно этническими-турецкими частями страны, где коэффициент рождаемости составляет около 1.6 и восточными, заселенными этническими курдами у которых коэффициент рождаемости превышает 3.0 и в некоторых районах и 4.0.

Наконец коэффициенты рождаемости во всех арабоязычных странах, не смотря на то что они все еще относительно высоки, в среднем по 3.3, также находятся на быстро убывающем пути. В Алжире (2.8), Саудовской Аравии (2.6), Марокко (2.5) и Тунисе (2.2) рождаемость скатывается к уровню воспроизводства, тогда как в Ливане (1.7) она уже ниже этого уровня. Труднее оценивать ситуацию в странах вовлеченных в гражданскую войну. В частности Ливию, Сирию, Ирак и Йемен, но похоже только последние две имеют коэффициент рождаемости, значительно превышающий уровень воспроизводства. Двумя другими арабскими странами с еще высокими темпами рождаемости являются Египет (3.3) и Иордания (3.45).

До этого момента все цифры были взяты из World Bank’s “World Development Indicators” за 2017-й год. Но это приводит нас к арабам на Западном берегу и в Газе, где определение реальных коэффициентов рождаемости связано с проблемами.

Между июлем 1967-го года и соглашениями в Осло 1993-го года Израиль напрямую контролировал эти территории и смог собирать точные демографические данные. Но за 25 лет с тех пор данные, контролируемые Палестинской администрацией стали крайне ненадежными. У ПА есть сильный стимул, как финансовый, так и психологический, для раздувания как числа арабов на территориях, так и их коэффициентов рождаемости. Чем выше цифры, тем больше субсидий, которые ПА может получить от западных и арабских стран из которых состоит большая часть бюджета ПА.

Соответственно отчеты ПА о численности населения в 1990-х и 2000-х годов экспоненциально расширялись до такой степени, что в феврале 2008-го года Палестинское центральное статистическое бюро (ПКБС) заявило, что арабское население Западного берега составляет 2 300 000 человек (включая примерно 200 000 человек на востоке Иерусалима), а в секторе Газа - 1 460 000 человек, что составляет в общей сложности 3 760 000 человек. Однако к тому времени стало все труднее было скрывать разницу между этими цифрами и другими определяемыми данными, такими как количество детей в школах. Тем не менее, ПКБС придерживается этих цифр утверждая, что к 2015-у году население на Западном берегу и в секторе Газа составляло в общей сложности 4 680 000 человек.

Однако в последние десятилетия другие демографические исследования, особенно проведенные Йорамом Эттингером (Yoram Ettinger), Яковом Файтельсоном (Yakov Faitelson), а также совместные американо-израильские исследования под руководством Беннета Циммермана (Bennett Zimmerman), Роберта Сеид (Roberta Seid) и Майкла Л. Уайса (Michael L. Wise), радикально оспаривали и уменьшали цифры приведенные ПА. Их общий вывод состоит в том, что Палестинское центральное статистическое бюро добавило около миллиона несуществующих арабов к своим цифрам и что фактическое арабское население на Западном берегу (без восточного Иерусалима) составляет около 1800 000 человек, а в Газе - около 1600 000 человек, из 3 400 000.

Даже пропалестинская организация, такая как Норвежский институт труда и социальных исследований Фафо (Norwegian Fafo Institute for Labor and Social Research), отважилась раскритиковать палестинские подсчеты. Аналогичным образом в Информационном бюллетене ЦРУ на 2017-й год демонстрирующем свое собственное недоверие к Палестинскому центральному статистическому бюро, оценило арабское население Западного берега (включая около 250 000 арабов в восточном Иерусалиме) в 2 150 000 человек (довольно близко к оценка Эттингера), а для сектора Газа оценка ЦРУ была ближе к палестинцам - примерно на 1 815 000 человек.

Эти разноречивые  оценки общего размера населения также влияют на оценки рождаемости. Для Палестинского центрального статистического бюро коэффициент рождаемости арабских женщин на Западном берегу в 2013-м году составил 3.7, а в Газе - 4.5. Однако ЦРУ в своем "Factbook 2017" установило коэффициент рождаемости в 2014-и году среди арабских женщин на Западном берегу намного ниже 2.83, а в Газе - несколько ниже 4.18.

Что касается коэффициента рождаемости среди израильских арабских женщин, то он снизился примерно с 4.5 в 2000-м году до 3.1 в 2015-м году в соответствии с тенденциями, проявляемыми среди других арабоязычных групп населения в регионе.

Но среди всех этих глобальных и региональных тенденций и их раскрутки находится одно значительное исключение. В последнем поколении уровни высшего образования и доходов среди израильских евреев коррелировали с заметным ростом рождаемости.


  Продолжение :  Израильское демографическое чудо ч.2

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.