lazarudin

Categories:

О процедуре выборов

Выборы в Израиле, взгляд со стороны избирательной комиссии.

Пишет achernitsky

Все четверть века израильской жизни я проявлял высокую гражданскую сознательность, не только не  пропускал голосований в Кнессет и в местные органы власти, но и был наблюдателем. А на состоявшихся 23 марта 2021 г выборах в XXIV Кнессет получил место заместителя председателя избирательной комиссии на одном из участков. 

Пребывание внутри избирательной комиссии вдохновило меня на несколько постов в ФБ, которые и послужили основой этой публикации.

Ковид внес некоторые изменения в организацию участков: количество их увеличили с тем, чтобы на каждом было не более 600 избирателей.

Комиссия сидела за щитом, окно в котором позволяли наблюдать за происходящим.

Для обмена документами предусмотрены небольшие амбразуры.

Электората к участку было приписано мало, пришло на выборы меньше половины, так что до закрытия участка мы работали не  очень напряженно: наблюдали за ходом голосования и подписывали конверты — самый важный атрибут процесса голосования.

Бюллетени с названиями разных партий есть не только в кабинке для голосования, но и на столах агитаторов при входе в здание, и у партийных активистов.

Некоторые избиратели, особенно плохо читающие на иврите, приходят, уже имея при себе нужный бюллетень. Законно ли это — я до сих пор не знаю правильного ответа. Но достаточно широко применяется.

На конверте должны быть подписи 2 членов избирательной комиссии данного участка. Без этих подписей конверт, которым проголосовали, считается недействительным и этот голос не учитывается.

Подписанный конверт становится документом строгой отчетности. В течение дня мы подписывали по 25 конвертов за раз и за каждую порцию расписывались в журналах секретарей.

После закрытия участка подписанные неиспользованные конверты подсчитываются и упаковываются для передачи в ЦИК.

Количество конвертов, которыми проголосовали, и неиспользованных подписанных конвертов, должно совпасть с общим количеством подписанных конвертов. Не подписанные просто выкидывают.

Кроме контроля от комиссии и партийных наблюдателей был и видеоконтроль от ЦИК.  У  нас на избирательном участке у нас осуществляла эта барышня с видеокамерой на груди.

Пока шло голосование она сидела за боковым столиком, так что в кадр попадала и урна, и подходы к кабинке.

Когда начался подсчет бюллетеней, то тоже фиксировала все происходящее.

Вот непонятно мне, почему при такой видеофиксации любительская фотосъемка на участке официально запрещена. Все, кто постит свои снимки около урны — формально нарушают этот запрет.

На столе — ширма. За ней ящики с бюллетенями различных партий.  Избиратель должен взять один из них, положить в конверт и на глазах комиссии положить конверт в урну.

Урна для конвертов — это ящик, сложенный из картона. У нее есть замок и пломба. Вот они и важны.

Первое, что я сделал, придя в 15 часов работать в комиссию во вторую смену  — проверил, что пломба на месте.

Когда голосование закончилось мы проверили, что пломба не повреждена и что ее номер соответствует тому, что указан в протоколе, в чем и расписались.

Сдвинули четыре стола, приготовили всю канцелярию, срезали пломбу и открыли урну. Стали вынимать конверты, попутно отделяя белые от синих. Вот на фотографии виден один белый конверт в руке.

Пересчитали белые конверты для тех, кто не был приписан к нашему участку, но проголосовали у нас. Их было два вида: для тех, кто работает на выборах, и для иногородних.

Первых у нас было пять, вторых — 20. Занесли их количество в протоколы, расписались, запаковали в специальный контейнер, который отправится в ЦИК для проверки и вскрытия.

И начали считать синие конверты. Первые три раза их количество не сходилось с тем, что мы указали в протоколе. Не хватало одного. Устроили конвейер: один отсчитывает 10 конвертов, передает второму, тот тоже пересчитывает этот десяток, передает третьему члену комиссии. Вот так и нашли два слипшихся конверта. Все совпало. Записали в протокол. Расписались в 2 экземплярах. И приступили к вскрытию конвертов ...

Подсчет голосов из конвертов — самая увлекательная часть процедуры.

Но перед тем, как вскрывать конверты, готовят специальные приспособления для распределения бюллетеней. В старых советские магазинах на такие стержни продавцы накалывали чеки. А на иврите эта штука называется «шипудим» — шампуры. Для каждой партии свой стержень. Партий у нас на этих выборах больше 3 десятков, так что шампуров у нас было много.

Ну, начали. Член комиссии (в черном) вскрывает конверт и предает его председателю (в белом). Та вынимает бюллетень и показывает его всем нам, называя написанные на нем буквы. Два секретаря фиксируют это каждая в своем протоколе. Вот он в нижнем правом углу виден. В него заранее внесены строки с названиями всех партий и пустые столбцы. Первые 4 голоса за конкретную партию обозначаются вертикальными черточками, пятая — их перечеркивает. При этом все радостно кричат «закрыто». И следующая палочка идет уже в новый столбик.

После того, как палочка поставлена, бюллетень передается наблюдателю, который и накалывает его на соответствующий шампур. Девочка в синей жилетке фиксирует все на видео.

Из 237 обработанных нами конвертов 4 оказались бракованными. В одном был белый листок, что означает «против всех», в одном на бюллетене была сделана рукописная надпись, а в двух было 2 и 3 листка с названиями разных партий. Каждый случай был описан в протоколе, а сами конверты с содержим сложены в специальный контейнер для передачи в ЦИК.

А вот несколько конвертов, в которых находились 2-3 одинаковых листочка, были признаны кошерными. Такие листки сшивали скобкой и метили специальной наклейкой (видна на среднем бюллетене). В протоколе они учитывались как один голос.

Потом мы подписали заключительные протоколы и сфотографировали их. Каждый член комиссии направил отчет по своему участку делегировавшей его партии. Снятые со стержней листочки упаковали отдельно для каждой партии для отправки в ЦИК.


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.