lazarudin

Попытка академического бойкота не удалась

Дов Конторер

"Вести", 22.04.2004

Личная судьба Ларисы Трембовлер оказалась связана с вопросом о том, в каком обществе мы живем и каким обществом стать – не готовы. 

В Кнессете продолжается обсуждение законопроектов, направленных против конкретного человека, Игаля Амира, и представляющих собой, таким образом, посягательство на один из фундаментальных принципов цивилизованного права: недопустимость «персонального законодательства».

 Утвержденный в 1215 году, с дарованием Великой хартии вольностей, этот принцип вошел впоследствии в Конституцию США и в основополагающие правовые акты большинства демократических государств, но подобные мелочи не мешают Эйтану Кабелю и его подпевалам требовать введения специального закона, который запретит убийце премьер-министра жениться в тюрьме.

Людоедские заявления, которыми сопровождается продвижение этой инициативы, давно уже вышли за рамки любых приличий, сделавшись карикатурным выражением абсолютного нравственного невежества некоторых депутатов. Но если законодателям не удается скрыть одиозный смысл своих действий, то судебным инстанциям проще использовать в данном случае тактику административной волокиты. На данном этапе Игалю Амиру и Ларисе Трембовлер отказывают в возможности уединения при заключении брака на том основании, что с помощью своей невесты осужденный сможет передать на волю преступные инструкции и планы. Подобная аргументация звучит невиннее, чем «искоренение преступного семени», но ее качество и направленность ни у кого не вызывают сомнения.

Однако мстительность определенной части израильского социума в отношении Ларисы Трембовлер, осмелившейся связать свою судьбу с Игалем Амиром, не ограничена кулуарами Кнессета и залами судебных заседаний. В последнее время д-р Трембовлер все чаще сталкивается с попытками ограничить ее профессиональную деятельность посредством частных решений, которые принимаются теми или иными инстанциями. Эти попытки не носят пока характера тотального академического бойкота – возможно, из-за того, что   они всякий раз встречают твердое неприятие коллег Ларисы Трембовлер, проявляющих столь необходимую в данном случае профессиональную и товарищескую солидарность.

В последние годы д-р Трембовлер читала лекции на тему «Философия и вера в учении рабби Йехуды ха-Леви и Маймонида» в рамках популярного курса «Путешествие в мир еврейской книги: еврейское литературное наследие с древности до начала Нового Времени». Этот курс, адресованный русскоязычной израильской аудитории, с успехом преподавался в Холоне и Беэр-Шеве. 18 мая первая лекция данного курса состоялась в Иерусалиме, но на этот раз дело не обошлось без скандала.   

«Путешествие в мир еврейской книги» преподается на базе научно-просветительских учреждений, связанных с Фондом Бен-Цви, под академическим патронажем Еврейского университета в Иерусалиме. Конкретной университетской структурой, осуществляющей этот патронаж, является Центр Чейза по преподаванию еврейских дисциплин на русской языке. Таким образом, до последнего времени о курсе можно было говорить как о совместной продукции Фонда Бен-Цви и Центра Чейза.

Председатель Фонда Бен-Цви д-р Цви Цамерет хорошо известен русскоязычной израильской интеллигенции своим давним участием во многих проектах, связанных с еврейским культурным возрождением в России. К этой деятельности он был причастен еще в те годы, когда она осуществлялась отказниками в подпольных и полуподпольных условиях СССР. Тем более обидно сегодня многим из знающих Цви Цамерета то, что именно он сыграл особенно неприглядную роль в академической травле д-ра Ларисы Трембовлер.

«За день до начала лекционного курса в Иерусалиме к нам обратились из Фонда Бен-Цви, — рассказывает Зеэв Элькин, заместитель академического директора Центра Чейза. – Сначала нашему координатору позвонил начальник отдела популярных лекций Фонда Бен-Цви. Он потребовал, чтобы д-р Трембовлер была отстранена от участия в курсе, и ему, разумеется, отказали. После этого со мной связался сам Цви Цамерет, повторивший то же самое требование. Я был вынужден ответить, что, при всем уважении к партнеру, мы не можем подчиниться его капризу. Фонд Бен-Цви, как равноправный участник проекта, мог заранее наложить вето на участие в курсе того или иного преподавателя, однако выдвигать подобные требования в самый последний момент, когда преподаватели уже наняты и их состав объявлен записавшимся слушателям, категорически невозможно».

В Иерусалиме лекции курса «Путешествие в мир еврейской книги» читаются в помещении, принадлежащем Фонду Бен-Цви. Это давало одному из партнеров дополнительный козырь, и Центр Чейза предложил господину Цамерету компромисс: коль скоро Лариса Трембовлер является в глазах Фонда Бен-Цви персоной нон-грата, ее лекция состоится в ином помещении, на нейтральной площадке. Когда выяснилось, что Фонд Бен-Цви настаивает на полном отстранении д-ра Ларисы Трембовлер от участия в курсе, Центр Чейза заявил о своем отказе от дальнейшего партнерства с этой организацией. Данное решение означало, что курс «Путешествие в мир еврейской книги» лишается академического патронажа.

Ректор Еврейского университета профессор Хаим Рабинович поддержал решение Центра Чейза, объявив, что для академического учреждения единственным критерием при трудоустройстве того или иного преподавателя являются профессиональные данные. Политические взгляды лектора не могут служить основанием для его отстранения от работы.

В этой обострившейся ситуации Фонд Бен-Цви провел совещание своего попечительского совета. Цви Цамерету удалось убедить попечителей в том, что, будучи «не только академическим, но также и воспитательно-педагогическим учреждением, особенно по отношению к учителям, школьникам и новым репатриантам», Фонд Бен-Цви не может пользоваться услугами Ларисы Трембовлер. Предложенное им решение, получив официальную санкцию  попечительского совета, окончательно вступило в силу.

Курс «Путешествие в мир еврейской книги» мог состояться и без академического патронажа, лишившись былой престижности, но сохранив фактически свое содержание. Однако руководству Фонда Бен-Цви предстояло еще убедиться в том, что его действия задевают не только Центр Чейза, но также и преподавателей курса, коллег Ларисы Трембовлер.

Все они – Зеэв Элькин (лекция на тему «Саадья Гаон и еврейско-арабская литература Средневековья»), Михаэль Шнейдер («Каббала»), Татьяна Нотариус («Иврит классических текстов»), Зоя Копельман («Золотой век еврейской поэзии в Испании») и Ури Гершович («Еврейская средневековая экзегеза и галахическая литература») – отказались читать свои лекции от имени Фонда Бен-Цви. При этом лекторы объявили, что будут готовы, в интересах записавшихся слушателей, прочитать запланированные лекции бесплатно в не принадлежащем Фонду Бен-Цви помещении и при условии участия в курсе Ларисы Трембовлер, согласно первоначальному плану.

«Вопреки ожиданиям Цви Цамерета, реакция академической публики, независимо от ее политических взглядов, выражает полную поддержку позиции, занятой Центром Чейза и руководством Еврейского университета в Иерусалиме, — отмечает Зеэв Элькин. – Более того, к председателю Фонда Бен-Цви обратилась Ассоциация в защиту гражданских прав, которая указала ему на недопустимый характер дискриминационных действий в отношении Ларисы Трембовлер. Такая же точка зрения заявлена группой бывших отказников и узников Сиона*. Последние выражают особенную горечь в связи с тем, что именно Цви Цамерет, имеющий вполне адекватное представление о политических репрессиях в бывшем Советском Союзе, стал в данном случае инициатором недостойного и постыдного решения».

Часто ли приходится Центру Чейза сталкиваться с попытками политического давления? «Такие попытки для нас в самом деле не редкость, — признает Зеэв Элькин. – Отчасти это связано с тем, что наши преподаватели менее титулованы, чем ведущие израильские профессора. Вряд ли кому-нибудь пришло бы в голову требовать увольнения именитого израильского ученого на столь абсурдном и вызывающем основании. Кроме того, наша деятельность находится на стыке собственно академической и педагогической сфер, и это создает определенные предпосылки для привнесения в нее посторонних критериев. Тем не менее, мы всегда настаиваем на своем праве подбирать  преподавателей, исходя из их профессиональных качеств– и только».

Что же все-таки будет с курсом «Путешествие в мир еврейской книги»? Судя по всему, Фонд Бен-Цви уже убедился в том, что в создавшихся условиях он не может довести его до конца. В последние дни ведутся переговоры о полной передаче данного проекта Центру Чейза. Видимо, это и произойдет в самое ближайшее время, без особенного ущерба для записавшихся слушателей.

Но можно ли считать поведение Цви Цамерета чем-то совершенно исключительным, абсолютно не характерным для израильского академического истеблишмента?

Основным местом работы Ларисы Трембовлер является Открытый университет. Д-р Дан Шапира, академический куратор русскоязычных программ Открытого университета по иудаике и еврейской истории, рассказывает: 

— «После того, как было впервые объявлено о предстоящем замужестве Ларисы Трембовлер, я в течение полутора месяцев просто не мог работать. Ко мне непрерывно приходили израильские коллеги, желавшие намекнуть мне на то, что д-р Трембовлер должна быть уволена. Я рассказывал им про жен декабристов, про запреты на профессии, про советские аллюзии предлагаемого ими решения. Наконец, ссылался на то, что у нас работает Уди Адив, осужденный некогда за шпионаж в пользу Сирии. Не могу сказать, что мои доводы были для всех убедительными. Кое-кто из коллег перестал со мной здороваться. Однако руководство Открытого университета   не проявило ни малейшей податливости этому давлению. Лариса Трембовлер останется нашим сотрудником».

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.