lazarudin

Category:

Курапаты: гибель фальшивки. Главы 10 и 11

Анатолий Владимирович Смолянко

Предисловие и глава первая

Главы вторая и третья

Главы четвёртая и пятая

Глава шестая (начало)

Глава шестая (продолжение)

Глава седьмая

Главы восьмая и девятая

********

Глава 10

И Клинтон не помог

«Чрезвычайному и Полномочному послу США в Республике Беларусь Д. Суорцу.

Уважаемый господин посол!

По сообщению средств массовой информации, стало известно, что Президент США Б. Клинтон во время пребывания в Минске посетит урочище, известное ныне под названием Куропаты.

Из уважения к американскому народу и его президенту считаем необходимым поставить Вас в известность и просить проинформировать свое правительство и президента Б. Клинтона о следующем.

Общественной комиссией по расследованию преступлений в «Куропатах» установлено, что в период фашистской оккупации гитлеровцы учинили в «Куропатах» массовые расстрелы евреев, депортированных из стран Западной Европы, и советских граждан. Определенные силы и, в частности, лидеры Белорусского народного фронта, преследуя политические цели, выдают эти жертвы немецко-фашистских оккупантов и их пособников за жертвы НКВД. Это неслыханная фальсификация и обман мировой общественности.

Складывается впечатление, что президента США умышленно вводят в заблуждение и хотят втянуть в неприглядную ситуацию, использовать его высокий авторитет для укрепления своей ложной версии о трагедии в «Куропатах». Расследование этой трагедии по вновь выявленным фактам Прокуратурой Беларуси возобновлено и не завершено.

К данному обращению прилагаются: 

1.  Заключение Общественной комиссии по расследованию трагедии в «Куропатах». 

2.  Протокол заседания Общественной комиссии с участием членов правительственной комиссии по расследованию трагедии в «Куропатах». 

3.  Сообщение Генерального прокурора Республики Беларусь о возобновлении предварительного следствия по делу о расстрелах граждан в «Куропатах». 

4.  Заявление Общественной комиссии по расследованию преступлений в так  называемых  Куропатах  от  15 ноября  1993  года.

Приложение всего на 8 листах.

P.S. 

Для вашего сведения сообщаем, что в черте города Минска находится бывший фашистский лагерь смерти Тростенец, в котором в годы оккупации гитлеровцы уничтожили более 206 тысяч человек. Посещение президентом США Тростенца и возложение венка жертвам фашистского геноцида было бы воспринято всем белорусским народом с глубоким пониманием и благодарностью.

Председатель Общественной комиссии по расследованию трагедии  в  «Куропатах» В. П. Корзун.

13 января 1994 г.»

Часа три В. П. Корзун, кандидат исторических наук К.И. Доморад, И.Х. Загороднюк сидели над этим текстом письма. В этот же день они направились к зданию посольства США в столице и передали послание вышедшему служащему. Он заверил, что документ будет передан в секретариат и его содержание доложат послу.

15 января прибыл Клинтон. Охрана его была усиленной. По всему проспекту в домах расселись на чердаках охранники, многих жителей предупредили, чтобы они не открывали занавесок («Стрелять будут без предупреждения»). Телефоны прослушивались, для чего привезли с собой (по сообщениям прессы — А. C.) несколько тонн специальной аппаратуры. Американцы чувствовали себя хозяевами и делали все, что они считали нужным.

Обстановка была тяжелой и угнетающей. Проспект перекрыли. За ГУМом встали пикетчики, если ехать со стороны площади Победа. На одном из плакатов было написано: «Янки, вон из Беларуси!» Клинтон этого, конечно, не увидел, ибо на перекрестке проспекта и ул. Ленина машины повернули влево и по ул. К. Маркса доехали до главной площади Минска к Дому правительства, где состоялась беседа С. Шушкевича с Б. Клинтоном.

Накануне приезда президента США газеты сообщили, что Клинтон встретится с вождем БНФ и они посетят Куропаты. Для чего это делалось? А ларчик открывался очень просто. Высокий гость своим посещением подтвердит версию о жертвах НКВД.

Своим письмом в посольство США мы предупредили посла, что такая поездка не укрепит дружбу наших народов. Видимо, из посольства позвонили в Совет Министров республики, потому что последовало сообщение о том, что правительство не рекомендует посещать урочище, разве только по частной инициативе. Поползли даже слухи, что на Клинтона замышляется покушение.

И вот по телевидению мы видим, как Клинтон идет по тропе, а рядом семенит З. Позняк и что-то ему нашептывает. Диктор говорит, что по пути в аэропорт президент США сделал частную остановку в Куропатах, чтобы отдать дань уважения жертвам «сталинских репрессий». Значительно позже тут появилась мраморная скамеечка, якобы подаренная Клинтоном: мол, сядь, путник, поразмышляй о бренном времени…

А в это время свита, сопровождавшая президента, стояла около машин. Член Общественной комиссии И. X. Загороднюк раздавал газету “Минская правда” (№5, 1994 г.), в которой в этот день была опубликована его статья под заголовком: «Куропаты, истина всегда одна». В ней Иван Харитонович, как живой свидетель, публично поставил острые вопросы и потребовал не витиеватых и демагогических заявлений, а объективных, вразумительных ответов с тем, чтобы народ знал правду.

Не буду пересказывать содержание статьи, приведу лишь один факт, рассказанный Загороднюком. В начале сентября 1941  года начались массовые расстрелы евреев под кодовым названием «Курпате юден», что дословно означает «Отеческое  лечение (забота) евреев»” (die Kur — лечение; der Pate — шеф; der Yude — еврей). Под наблюдением немцев евреев и тех, кто рыл им могилы, расстреливали литовские и латышские легионеры, вооруженные трофейным советским оружием.

В этой статье приводятся и многие другие факты, в которых оппоненты не найдут подвоха и не смогут их опровергнуть. Но, как всегда, наши блюстители закона промолчали, зато эта статья попала в руки американцев и, безусловно, их спецслужб. Через день-два одна из зарубежных радиостанций, вещающих на нашу страну, передала сообщение о том, что какая-то еврейская община выразила благодарность президенту Клинтону за то, что он посетил место в Беларуси, где фашисты расстреляли   тысячи их соотечественников в годы второй мировой войны.

Это сообщение откликнулось у нас громоподобным эхом. Спустя пару дней посла США в нашей республике Д. Суорца «ушли» в отставку, и он навсегда распрощался с Белой Русью, лишь «демпресса» проливала крокодиловы слезы, провожая господина, опростоволосившегося на таком «пустячном» куропатском деле. Об этом сообщении зарубежного радио писала газета Минского горкома ВКП(б) «За Советскую Белоруссию» (№ 2, март 1994 г.) в статье Е. Евжина под заголовком «Минск — столица шпионов?» В ней говорилось: «Она (еврейская община» — А. С.) сказала правду. А когда примеру евреев последуют, наконец, правоохранительные органы Белоруссии?»

В. М. Комаровский вызвал меня на допрос: когда вы слушали радио, кто был диктором, что говорил и т.д. Я, как мог, ответил. Но что из этого? А ничего. Он тут же после окончания допроса вновь начал меня убеждать, что не может быть сомнения, что в Куропатах лежат жертвы НКВД, ссылался на какие-то списки, бумаги из Москвы, не смог ответить ни на один из вопросов, которые ставит перед прокуратурой республики Общественная комиссия. Вот примерно какие вопросы-ответы:

— Откуда в захоронениях так много иностранных вещей?

— Расстреливали перебежчиков.

— Изучали ли специалисты золотые вещи?

— Нет в этом надобности. Да и сделать это невозможно за давностью лет.

Тогда, слушая его, думалось о том, что фальшь не бывает прочной, даже если ее сотворили чиновники с профессиональной выучкой.

Глава 11

Сами себя разоблачили

Случилось то, чего не ожидали и не предвидели те, кто состряпал все куропатское дело. Произошло еще одно саморазоблачение? И если раньше члены Общественной комиссии выдвигали свои контраргументы, то  «блюстители законности» просто не замечали или, в лучшем случае, бросали высокочиновничий взгляд на общественников, с которыми и разговаривать-то нет смысла, а не то чтобы дискутировать или опровергать их факты.

Промолчали они и на этот раз, когда уж дальше молчать было нельзя. Что же произошло? Но прежде всего скажем вот о чем. За время следствия никакого официального заключения не делалось, а Прокурор БССР, следователи неустанно повторяли: что все уже «достаточно» выяснено, доказано и других мнений быть не может. Больше того, «Сообщение…» обманывало нас каждой строкой, каждым словом. Не будем его вновь разбирать детально, сошлемся лишь на несколько его положений. Вот три  абзаца из этого так называемого правительственного сообщения:

«В архивах Минюста, КГБ, МВД и Прокуратуры БССР, союзных органов материалов и документов, относящихся к событиям в Куропатах, не обнаружено».

«Ознакомление с практикой оформления архивных документов, в том числе и уголовных дел на лиц, репрессированных в 1937 — 1941 годах, показало, что органы НКВД не составляли документов с указанием мест расстрелов и захоронений».

«Установить личности погибших, конкретные мотивы казней и лиц, исполнявших приговоры и решения несудебных органов в 1937 — 1941  годах, пока не представилось возможным».

Это требует пояснений. Во-первых, материалов о событиях в Куропатах нигде нет потому, что гитлеровцы документы о своих преступлениях не направляли в КГБ, МВД или другие советские учреждения. Но в наших архивах правоохранительных органов и других государств они, конечно, есть!

Второе. Более двух лет по пятницам газета «Вечерний Минск» под рубрикой «Жертвою пали…» публиковала списки жителей г. Минска, подвергшихся репрессиям в 20—50-е годы и впоследствии реабилитированных. 31 марта 1995 года был закончен первый тур публикаций. Откуда печатный орган взял эти списки?

Редакция их заполучила из архивов Республики Беларусь, архивов КГБ и МВД, и поэтому они являются официальным документом (подчеркнуто мною — А. С.)

Как видим, есть в архивах документы на всех репрессированных.

Далее. Пусть читатель наберется терпения и проанализирует опубликованный список, в котором названы имена 1193 расстрелянных жителей Минска. Это очень важно для того, чтобы опровергнуть ошибочные выводы «авторитетов». Итак, время их расстрела:

1921 г, — 1 человек.

1924 г. — 1 чел.

1927 г.— 3 чел.

1928 г. — 1 чел.

1929 г. — 1 чел.

1931 г. — 1 чел.

1932 г. — 4 чел.

1933 г. — 10 чел.

1937 г. — 533 чел.

1938 г. — 637 чел.

1939 г. — 1 чел. (приговорен в сентябре 1938 г.).

Где их расстреляли? 1061 чел. — в Минске. 12 чел. — в других городах республики, 81 чел. — за пределами Беларуси, места расстрелов 39  чел. не установлены. Как видим из этих приведенных данных, апогей казней приходится на 1937—1938 годы, когда НКВД БССР возглавлял небезызвестный Б. Д. Берман (4.03.1937 г. — 22.05.1938 г.). Он был «главным режиссером того кровавого спектакля…» по уничтожению своего народа. Несколько слов о нем. Родился Б. Д. Берман в 1901 году в Забайкалье. Брат его М. Д. Берман возглавлял в 30-е годы ГУЛАГ НКВД СССР и был арестован 24 сентября 1938 г. на основании показаний бывшего начальника УНКВД Свердловской области Дмитриева. Кстати, в Свердловске жил и работал второй брат Б. Д. Бермана.

Из показаний следует, что Б. Берман «является участником заговорщицкой организации правых, существующей в НКВД, которая свою работу вела в направлении ограждения основных кадров правотроцкистских элементов от их разоблачения и ареста». На предварительном следствии Б.Берман показал, что в 1933 году, будучи в командировке в Германии по линии разведупра, при выполнении строго секретного специального задания был расконспирирован и пойман с поличным, после чего сотрудником германской разведки Протце завербован в качестве агента. По возвращении в СССР вся дальнейшая деятельность Б. Бермана, вплоть до ареста, была связана с выполнением заданий разведорганов фашистской Германии. Берман признал, что он действительно состоял в антисоветской заговорщической организации правых, действовавшей в органах НКВД, совместно с ярыми врагами Ягодой, Мироновым, Слуцким и другими вел враждебную работу в НКВД по сохранению в СССР правотроцкистских формирований.

Что можно сказать по поводу этих данных? А то, что ему (Б. Берману) отводилась более значительная роль во враждебной Советскому Союзу деятельности, чем передача шпионских сведений. В мае 1933 г. Б. Берман был повышен в должности и направлен на работу в Москву. По возвращении в Минск он был арестован. 22 февраля 1939 года в судебном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР Б. Берман виновным себя признал «в пределах данных им на предварительном следствии показаний». Не отрицая своей связи с германской разведкой, в суде категорически отрицал ту часть своих показаний, где он признавался в передаче шпионских сведений. Свою вражескую работу в период службы в НКВД Берман признал полностью. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к расстрелу

Его преемник А. А. Наседкин продолжал дело Бермана до 17 декабря 1938 г., 25 января 1939 года он также был приговорен к расстрелу. К  расстрелу были приговорены Гепштейн, Кауфман, Ягода и другие должностные лица, являющиеся «активными участниками контрреволюционной заговорщицкой организации, существовавшей в НКВД, проводили активную контрреволюционную вредительскую деятельность в этих органах, направленную на создание провокационных дел, осуждение невиновных граждан, что достигалось производством массовых необоснованных арестов». В целях поощрения применения физических мер воздействия к арестованным Гепштейн давал установку о «разоблачении» следователями одного-двух, а то и трех арестованных в  сутки.

В «Сообщении…» правительственной комиссии делается неуместная и ненужная ссылка, кого из высших чинов НКВД предали смертной казни. Понимаю, что составителям уж больно хотелось показать, что они, мол, обнародовали подлинных убийц, видите, кого мы нашли и раскрыли. Могу им еще добавить имена палачей. Начальник УНКВД Москвы и Московской области комиссар госбезопасности 1-го ранга С. Реденс, возглавлявший Особую тройку, был расстрелян 2.01.40 г.; Л. Заковский, планировавший работу «троек» был расстрелян 29.08.39 г; Г. Якубович, сменивший Реденса, был расстрелян 25.01.39 г; председатель «тройки» по уголовным делам М. Семенов расстрелян 7.09.39 г.; организовывавший расстрелы АХО НКВД СССР И. Берг, расстрелян 7.03.39 г. Так расправлялись с теми, кто отступал от требований законов. Поплатились и более низшие чины, попали в это время под колесо преследований и безвинные люди. Таково было время. Лгут фальсификаторы, когда утверждают, что расстрелы в Куропатах продолжались до лета 1941 года.

Из этих фактов мы видим, кто были главными палачами, кто вершил беззакония. Не трудно установить и тех, кто был в этом кровопролитии непосредственным исполнителем и даже самых мелких сошек.

Убеждают нас цифры и в том, что в конце 1938 года расстрелы репрессированных  прекратились. В чем дело? Документом, послужившим остановлению казней и вызвавшим осуждение «виновных», явилось постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г. «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия»: «Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских управлениях РК милиции. Впредь все дела в точном соответствии с действующим законодательством о подсудимости передавать на рассмотрение судов или Особого совещания при НКВД СССР». 

Затем последовал приказ, подписанный наркомом Л. Берия, который отменил все оперативные приказы 1937—1938  г.г. и директивы, изданные в их развитие. После этого почти весь год органы НКВД разбирались с оставшимися от 1937—1938 г.г. следственными заключенными, которых не успели расстрелять или отправить в лагеря. На новые массовые аресты не то чтобы не хватило сил, но, скорее всего, не давали санкций партийные инстанции. К тому же шла интенсивная чистка в самом НКВД, и уцелевшие старые, как и новые руководители, старались соблюдать осторожность, боясь перегибов, стремились уловить «дух времени». В этом году около 110 тыс. человек были оправданы и освобождены.

Существенным образом изменилась и мера наказания после 38-го года. Смертные приговоры уже не выносились. Это не составляет труда установить по тем же спискам, опубликованным в «Вечернем Минске». Из 2756 репрессированных и сегодня нам известных минчан приговорены были к различным срокам ссылки и исправительно-трудовых лагерей:

в 1939 г. — 85 чел.

в 1940 г. — 66 чел.

в 1941 г. — 13 чел. (до начала войны).

К расстрелу за эти два с половиной года не приговорено ни одного человека. Да и после войны из этих 2756 человек к ссылке и лагерям приговорено было 411 человек (95 из них повторно), а к высшей мере наказания — ни одного. Такова статистика, обнародованная газетой по официальным данным архивов.

Фамилии 1040 человек, расстрелянных в Минске в 1937—1938 годах, как следует из опубликованных списков, известны. Встает вопрос: где их расстреливали и где похоронили? Лживая и продажная пропаганда ничего не желает слушать, а рьяно пытается внушать нам: «В Куропатах, где же еще!» Но давайте во всем детально разберемся.

Председатель Общественной комиссии по расследованию преступлений в так называемых Куропатах В. П. Корзун отвечал на мои вопросы:

— Из 8 фигурирующих в следственном «Деле № 39» куропатских захоронений эксгумированных в 1988 году, по обнаруженным в них вещам только два захоронения (№ 1 и № 2) с большой натяжкой можно датировать как возникшие не ранее 1938 года, одно (№ 3) — как не ранее 1939 г. Остальные пять — не ранее 1940-го. Таким образом, по меньшей мере шесть эксгумированных захоронений из восьми появились на земле Куропат после 1938 года.

— Что из этого следует?

— Из этого следует то, что в 39-м, 40-м и в первой половине 41-го (до начала войны), они появиться не могли, потому что в это время расстрелы заключенных не проводились. Следовательно, захоронения на земле Куропат могли появиться после июня 1941 года, когда Минск и его окрестности были оккупированы фашистами.

— Валентин Павлович, о чем говорят найденные гильзы? — допытывался я.

— На 135 обнаруженных в захоронениях гильзах маркировка изготовления обозначена 1939 годом. Таких гильз — 74 штуки, или 55 процентов. Вот и выходит, что органы НКВД в 37-м и 38-м годах, то есть годах массовых репрессий, расстреливали патронами, изготовленными в 39-м году. Чушь какая-то! Дальше, как говорится, ехать некуда!

В материалах следствия 1988 года упоминаются опасные бритвы, найденные в куропатских захоронениях. Об этом  говорила еще тогда, в 1988 голу, член правительственной комиссии, бывшая минская подпольщица Мария Борисовна Осипова. На то указал и тогдашний председатель КГБ Э. И. Ширковский. Он подтвердил и такой факт: в шести захоронениях эксгумированных в этом урочище, установлено было наличиие 311 черепов, из которых извлечено 340 золотых зубных протезов.

Мало кто знает, что на каждого репрессированного органами НКВД в 20—50-е годы в учетно-архивном отделе КГБ республики имеется персональное уголовное дело с пометкой на обложке «Хранить вечно». На каждого! В нем указано обвинение, приговор и имеется опись оказавшихся при аресте личных вещей. Вещи, указанные в этих описях, абсолютно не соответствуют тому, что обнаружено в могилах Куропат.

Для пущей убедительности хочу вам рассказать, каков был в СССР процесс приема осужденных в места заключения. У него изымались и хранились у тюремной администрации не только любые предметы, но и документы. Безусловному изъятию подлежали любые письменные материалы, включая чистую бумагу и средства письма. Изымались кольца и перстни, нательные крестики и образки, цепочки, которые могли быть использованы как орудия смерти или материальной ценностью, могущей послужить преступным целям. Следовал индивидуальный опрос… Данные заносились в алфавитный список и покамерные ведомости. Человека раздевали догола. Тщательно осматривалось тело, включая не просматриваемые внешние и внутренние места…

— Как же на эти ваши данные реагировали высокие начальники?

— Думаю, не без учета этого обстоятельства бывший прокурор республики Г. Тарнавский сделал следующее заявление в прессе: «Как это ни покажется кому-то удивительным, мы не имеем ни морального, ни юридического права утверждать, что многочисленные жертвы репрессий, чей приговор приведен в исполнение в Минске, похоронены под куропатскими соснами» («Звязда», 2.11.1989). Уже тогда прокурор знал, какие вещи извлекались из могил Куропат и какие фигурируют в описях личных вещей арестованных органами НКВД людей.

— Оппоненты объясняют обилие иностранных вещей в захоронениях наличием в 30-е годы в БССР перебежчиков из Западной Беларуси. Что можно сказать об этом?

— Это несерьезно. Во-первых, такая трактовка не объясняет присутствие в могилах чешских, австрийских и германских вещей. Во-вторых, люди в деревнях Западной Беларуси (а переходили границу, по приведенным в книге данным, люди из деревень) жили не настолько богато, чтобы иметь дорогие вещи, извлеченные из могил следственными органами и вырытые мародерами. Да и к чему перебежчикам брать в поход через границу эмалированные кружки емкостью до 1 литра, которые найдены во всех разрытых захоронениях с иностранными вещами?

В-третьих, границу переходили, по приведенным в книге данным, исключительно молодые люди в возрасте от 18 до 28—30 лет, а, по заключению судебной экспертизы, возраст погребенных в эксгумированных захоронениях людей, определенный по 130 наиболее сохранившимся черепам, такой: 20—29 лет — 9 человек; 30—39 лет — 26 человек; 40—49  лет — 62 человека; 50—60 лет — 33 человека, т.е. в могилах Куропат лежат люди совсем другого возраста.

Хочу еще раз внести ясность в вопрос о перебежчиках. Дело в том, что беженцы-евреи из многих европейских стран спасались от гитлеровского террора в Польше. С нападением Германии на Польшу они с польскими евреями подались дальше на Восток, в Западную Белоруссию. Их было более 65,5 тыс. человек. В результате действий Красной Армии (сентябрь 1939 г.) все они оказались в Советской Белоруссии. Часть из них была вывезена в глубь страны, но многие (примерно около 40 тыс.) остались в БССР. Некоторые из них за антисоветскую деятельность арестовывались органами НКВД и содержались в тюрьмах.

После создания 19 июля 1941 г. гетто они попали в него с советскими евреями и расстреливались вместе с советскими евреями: оккупанты и их прислужники освобождали место для депортированных евреев из Германии, Австрии, Чехословакии, Бельгии и других стран. Этих евреев местные жители независимо от их родных стран и мест жительства стали называть «гамбургскими» по тому городу, откуда в Минск прибыл первый эшелон. С августа 1942 г. уже заработал концлагерь «Тростенец», куда была специально проложена железнодорожная ветка, и всех последующих переселенцев направляли прямиком в этот лагерь смерти для уничтожения. Об этом свидетельствуют немецкие данные: сколько евреев и из каких городов депортировали в Минск и Тростенец: название городов, в какой лагерь направлялись поезда, сколько человек было в эшелоне (см. листы из книги немецкого ученого Пауля Коля).

— Но археологи Института истории, проводившие раскопы в Куропатах, объясняют обилие в захоронениях иностранных вещей и тем, что после сентября 1939 года органы НКВД расстреливали там жителей Западной Белоруссии.

— Да, к расстрелу в Западной Беларуси в 1939—1941 годах, судя по документам, приведенным в книге В. И. Адамушко «Палiтычныя рэпрэсii 20—50-х гадоў на Беларусi» (Мн., 1994 г.), было приговорено около 400  человек — в основном польских террористов, участвовавших в уничтожении советских военнослужащих и работников органов власти. Приговоренные содержались в тюрьмах Западной Белоруссии. И только в первый день войны 22 июня 1941 года было принято решение о приведении приговоров в исполнение.

Что же касается «научных» выводов о вывозе жителей Западной Белоруссии на расстрел за околицу пос. Готище в 2,5 км от Минска, то, согласно архивным документам, приведенным в книге В. И. Адамушко, в 1940—1941 годах вывоз органами НКВД определенного контингента жителей Западной Белоруссии действительно проводился, но не на расстрел в пригород столичного Минска, а на поселение в северные районы европейской части СССР, Сибирь, Казахстан и другие отдаленные районы страны. Всего было вывезено за пределы республики 99862 человека. Выселение этих людей провели оперативно — в течение трех дней, 10 февраля, 13 апреля 1940 года и 20 июня 1941 года.

— В захоронениях нашли много женских останков. Что можно сказать по поводу этого?

— Не буду детально распространяться, – продолжает Валентин Павлович. — Скажу лишь, что они присутствуют во всех захоронениях, а в одном значительно преобладают. Женские останки в захоронениях составляют не менее 18 процентов. В то же время согласно опубликованному  газетой «Вечерний Минск» списку среди расстрелянных органами НКВД лиц женщины составляют 3,8 процента. Служивший с 13.01.1937 г. по  ноябрь 1938 г. в НКВД БССР С.Н. Харитонович свидетельствует: «Хочу заметить, что во время моей службы во внутренней тюрьме содержались только мужчины, женщин не было». В  ходе комплексной экспертизы из куропатских захоронений по сохранившимся черепам установлена следующая половая принадлежность: мужских – 97, женских – 21.

— Расстрелы органы НКВД проводили, тщательно скрывая их от народа, даже от ближайших родственников казненных, которым сообщали: «осужден на 10 лет без права переписки», а  тут…

— Еще в 1988 году было ясно, что не могли органы НКВД проводить расстрелы на холме за огородами деревни, а, по утверждению «свидетелей», кровавая вакханалия разыгралась на виду у людей, с громом выстрелов, мольбой о пощаде, воплями и криками обреченных. Ведь от места расстрелов до ближайших домов поселка Готище (совхоз “Зеленый Луг”) было 450—500 м, до деревни Цна-Йодково — 1 км,  а  до  ее  хуторов — в два раза меньше. Расстрелы у деревень — излюбленный метод гитлеровцев. Они не прятались, уничтожая людей. Вешали, расстреливали там, где было удобно, чаще в центре городов и населенных пунктов. Примеров этому достаточно. Жертвы гитлеровского геноцида выдали за жертвы НКВД и нарекли это место «Куропатами». Все это и многое другое было сделано для нагнетания антикоммунистической истерии в стране с целью ее развала и смены общественного строя. Но черное дело оказалось шито белыми нитками.

К сожалению, распространение сотворенного вымысла по ранее разработанному сценарию продолжается. Определенные политические круги не без подсказки некоторых западных «благодетелей» усиленно отрабатывают долларовые подачки: проводят шествия к захоронениям, устанавливают знаки и кресты с провокационными надписями, собирают обманутых людей на молебны и другие церковные мероприятия. И совершается кощунство. Верующие, введенные в заблуждение, берут на себя большой грех, освящая крестом могилы павших от рук фашистских извергов людей советского и иностранного подданства.

*********

Предисловие и глава первая

Главы вторая и третья

Главы четвёртая и пятая

Глава шестая (начало)

Глава шестая (продолжение)

Глава седьмая

Главы восьмая и девятая

Главы десятая и одиннадцатая

Главы двенадцатая и тринадцатая

Главы четырнадцатая и пятнадцатая

Главы шестнадцатая и семнадцатая

Глава восемнадцатая и послесловие

Приложения

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.