lazarudin

Categories:

Курапаты: гибель фальшивки. Главы 8 и 9

Анатолий Владимирович Смолянко

Предисловие и глава первая

Главы вторая и третья

Главы четвёртая и пятая

Глава шестая (начало)

Глава шестая (продолжение)

Глава седьмая

*******

Глава 8

Вандалы помогли

Вначале стоит сказать о том, что в первые дни оккупации фашисты уничтожали евреев, не подвергая их тщательному обыску и проверке вещей, взятых ими в дорогу. Позже гитлеровцы сообразили, что у большинства из жертв имеются изделия из драгоценных металлов. Поэтому прежде чем расстрелять, евреям, всем без исключения, приказывали раздеваться догола. Одежду складывали в кучу, а людей уничтожали. Потом сюда пригоняли, как правило, женщин русских, белорусских и приказывали всю одежду тщательно перебирать на предмет поиска зашитых золотых вещей. Работа выполнялась под присмотром полицаев. Об этом мне рассказывала бывшая узница фашистского концлагеря, уже упомянутая E. Е. Куклис.

Больше того, евреев, имеющих золотые коронки, начали пропускать через стоматологические кабинеты, где врач-садист вырывал у них эти зубы. На сей счет имелось специальное распоряжение. С 1942 по 1944 годы (обратите внимание — не с началом войны) финансовыми вопросами имперского комиссариата гауляйтера Лозе в Риге руководил старший правительственный советник, референт по бюджетным делам в министерстве финансов, начальник отдела финансов в рейхскомиссариате министерства финансов «Остланд» Фридрих Карл Виалон.

25 сентября 1942 г. он направил генеральным комиссариатам Риги, Таллина, Каунаса и Минска директиву о порядке использования различных вещей «из поступившего еврейского имущества», того, которое оставалось после расстрелов. Беспокоился он больше всего о выломанных челюстях с золотыми коронками, других вещах. Виалон требовал: “… Все золотые и серебряные вещи точно подсчитывать, описывать и пересылать в мое распоряжение… Копии описей представлять мне».

Военная машина Германии терпела крах, и золото нужно было для пополнения армии имуществом, техникой и оружием. Берлин требовал добывать его любым способом. 31 марта 1944 г. в меморандуме «Использование драгоценностей и подобных вещей, добытых официальными учреждениями в пользу империи» говорилось, что все золото, серебряные предметы, драгоценности, находящиеся в главном управлении по опеке над Востоком, «должны быть доставлены в Рейхсбанк согласно приказу».

Первые тысячи иностранных и советских евреев, граждан других национальностей в 41-ом и в первой половине 42-го года пали вместе со своей ручной кладью и взятыми в дорогу драгоценными вещами. И вандалы, среди которых, может быть, были и участники массовых расстрелов, прекрасно знали, в каком захоронении лежат «сокровища» и разрывали их с удивительной точностью. Не исключено, что они за несколько дней до грабежа могил проводили тщательную разведку местности, ибо  негодяи разрывали всегда ночью и безошибочно.

Это случилось в ноябре 1991 г. Члены Общественной комиссии по расследованию куропатского дела забили тревогу. Именно они не стали молчаливо созерцать, как вандалы в буквальном смысле слова начали разгребать захоронения в поисках драгоценностей, о которых впервые было сказано в книге «Куропаты: следствие продолжается».

Варварами, мародерами, нелюдями, подонками называют этих типов, издевающихся над безвинно павшими. Мертвым не больно, а живым?

После смерти Л. П. Безрукого Общественную комиссию возглавил старший научный сотрудник Института геохимии и геофизики АН Республики Беларусь Валентин Павлович  Корзун — человек с опытом научной и практической работы в области аналитики, исследований. Он, побывав в Куропатах и увидев раскопки, взбудоражил общественность. По его просьбе журналисты выехали в урочище и сами увидели то, что натворили «золотодобытчики».

Утром 18 ноября 1991 г. мы прибыли в лес. Только что закончился ливневый дождь. Натолкнулись на два раскопа, которые были сделаны ночью до дождя. Вокруг следы дикого варварства: разбросанные человеческие черепа, из челюстей выбиты зубы, валялась кожаная и резиновая обувь… В ямах и на пенечках остались огарки не так давно горевших восковых свечей. Отчетливо виднелись следы от протектора колес машины, которая подошла к самой вершине холма. Мы начали осматривать раскопы, свежий песок. И сразу же появились находки. Тележурналист Л. Ф. Римашевский обнаружил золотой кулон на цепочке с изображением мадонны с младенцем, его коллега B. C. Дорошевич заметил обручальное кольцо. В этот же день об этом было поведано телезрителям в вечернем выпуске “Панорамы”.

На следующий день секретарь Общественной комиссии историк Р.Е. Мирончикова опять пригласила в урочище журналистов. Там снова рылись мародеры. Они, как нами было установлено, копают не наобум, а знают, где и какую могилу раскапывать. Видимо, заранее захоронения были исследованы и помечены так, чтобы ночью было легко ориентироваться и не копать зря.

И опять наши усилия увенчались успехом. Среди песка журналист из «Вечернего Минска» Г. К. Лукавец заметил потемневший от времени кулон. Очистил от земли и через увеличительное стекло прочитал отдельные буквы латинского алфавита. Другие товарищи нашли зубные щетки, расчески, на одной из которых четко просматривалось слово «Австрия», эмалированные кружки с иностранными клеймами.

Удивила нас и весьма любопытная находка. Один из журналистов поднял около раскопа бутылку из-под минеральной воды. Этикетка — на литовском языке. Мы задумались: не говорит ли это о том, откуда приезжали любители драгметаллов? Кто расстреливал евреев, тот знает, в каком раскопе лежат жертвы с золотыми коронками и кольцами. Они даже не испугались публикаций в газетах о вандализме, будучи уверенными, что власти закроют на их дьявольский шабаш глаза. Об этом писала и газета «Вечерний Минск» 21 ноября 1991 г. в материале под заголовком «Раскопы продолжаются».

Члены Общественной комиссии составили акт о факте вандализма, сделали опись найденных вещей. Были посланы заявления в сельский совет, в милицию с уведомлением о том, что в Куропатах творится безобразие, и если так будет продолжаться, то со временем там ничего от останков не останется. Была высказана просьба придать захоронениям статус кладбища со всеми вытекающими из этого требованиями по благоустройству территории.

«Мы надеемся, что работники УВД облисполкома примут очередную нашу публикацию как сигнал к немедленному действию и дадут по рукам современным вандалам, ибо слишком уж вольготно действуют мародеры — «золотоискатели» под самым носом у столичных и областных блюстителей закона» — писал после всего увиденного Г. К. Лукавец.

Разве нельзя было провести следственные действия и, в конце концов, поймать хоть одного мародера? Вполне возможно, что они в той или иной степени пролили бы свет на трагедию. И почему не попытались в течение многих лет применить к вандалам закон?

Однако глухими остались к этим тревожным сигналам власти. Больше того, нашлись злопыхатели, которые с пеной у рта пытались всю вину за разграбление могил свалить на Общественную комиссию, она, дескать, по всему миру растрезвонила о наличии в захоронениях золота в виде различных изделий, и поэтому начались мародерские раскопы. Это не что иное, как поклеп, попытка с больной головы свалить на здоровую.

Позже, 20 декабря 1994 г., член правительственной комиссии писатель И. Чигринов в телепередаче, посвященной его 60-летию, сказал: «…когда вскрыли пять или шесть могил, то в них кроме останков покойников, мучеников обнаружили около трех килограммов золота и платины. Ну, не в чистом виде, а в виде разных изделий. Мне всегда казалось, что перед войной у моего народа было ли столько платины и золота. Значит, тут не иначе был полигон смерти…» — пер. с бел. А.С.).

Таким образом, о наличии в захоронениях драгметаллов в виде различных изделий следствие заговорило с первых раскопов. Но куда оно делось и почему не исследовано до сих пор, никто не знает, а если и знает, то не хочет говорить, ибо по нему (золоту) можно было бы установить, какая фирма или завод являются изготовителями, в какой стране человек его приобретал, словом, о многом может сказать золотая вещь.

Коль скоро речь зашла о куропатском золоте, не будет лишним тут же заметить, что в ходе последнего расследования с сентября 1997 г. по апрель 1999 г. при эксгумации захоронений было в общей сложности     извлечено 70 наименований предметов из драгоценных металлов: мостовидные протезы, коронки, обручальное кольцо, цепочка с кулоном и многое другое общим весом 168, 83 г. И по этим найденным вещам, как стало известно от следователя, экспертизы никакой не проводилось.

27 июля 1992 года жители республики увидели по телевизору чрезвычайно интересные кадры. Представители властей различных уровней с выражением скорби и печали на лицах собрались на холме под Минском, именуемом Куропатами. Они возлагали венки жертвам НКВД на могилы жертв гитлеровского геноцида. Какое фарисейство!

Буквально в каких-нибудь 20 метрах от места возложения венков, за кустами и деревьями виднелись свежеразрытые вандалами захоронения. Вокруг ям валялись прострелянные в затылок черепа, кости, остатки одежды и обуви, вещи личного обихода. Этого «не замечали» организаторы шествия и молебна, который справлял священник на еврейских могилах. Не выгодно им было показывать собравшимся работу мародеров, так как в разграбленных и оставленных незасыпанными захоронениях находились вещи зарубежного производства, в основном германские, австрийские, польские и чехословацкие. Этого панически боялись и боятся сегодня мифо-сочинители, перекладывающие ответственность за преступление с гитлеровцев на органы НКВД! Вот почему они прервали эксгумацию захоронений в 1988 году и поспешили заявить, что «куропатское кладбище — однотипный памятник, суть которого раскрывается при исследовании только некоторой его части». Это верно? Однако об иностранных вещах высокопоставленные юристы употребили скромное выражение: «встречались довольно часто».

Как это понимать? Если сказать всю правду об этих вещах, то все «доказы» разваливаются в пух и прах. Вот лишь один факт. В заключении эксперта В. Я. Дащинского по судебной экспертизе вещей из захоронения № 5 (не менее 107 человек) говорится, что из  25 расчесок 13, судя по маркировкам, изготовлены в Австрии  одна — в Польше, одна — в Чехословакии. Место изготовления остальных 5 расчесок и части гребешка установить не представилось возможным». Из 27 поступивших на экспертизу предметов обуви 12 оказались женской обувью. Подобная картина наблюдалась и при раскопках других захоронений.

Но неймется некоторым деятелям от науки, которые упрямо пытаются выгородить авторов книги «Куропаты: следствие продолжается» и вообще всю фальшь т.н. Куропат. По их утверждению, у Общественной комиссии нет «нiводнага доказу» своих выводов и деятельность этой комиссии «никакого интереса, с точки зрения науки, не представляет». Это им-то судить о научной стороне деятельности Общественной комиссии?

Чего, например, стоит заявление заместителя директора по научной работе института истории АН Беларуси М. О. Бича и заведующего одним из отделов этого института Г. В. Штыхова, в котором они продемонстрировали неосведомленность о работе Общественной комиссии (кстати, регулярно освещаемой в прессе) и договорились, мягко говоря, до необоснованного обвинения. Вот как они сформулировали свое заявление и вопросы, обращенные к Прокуратуре республики:

«По Белорусскому телевидению дважды 10 и 12 мая 1995 г., был показан телефильм «Ненависть. Дети лжи» (режиссер Юрий Азаронак). Сценарий начинался с Куропат. Выступили члены Общественной комиссии.

Геолог В. Корзун показал золотую цепочку, по его словам, найденную членами этой комиссии в Куропатах. Его коллега держал в руках картонную коробку, наполненную находками из курпатских могил. Корзун по-научному рассказывал о своих наблюдениях за стратиграфией грунта в могилах.

Обнаружить такое количество вещей в Куропатских могилах можно только в результате раскопок, которые мы считаем, проводились под руководством Корзуна.

Общественная комиссия пытается отвергнуть официальное заключение правительственной комиссии о том, что в куропатских захоронениях не жертвы сталинско-бериевских палачей, а евреев, уничтоженных немецкими фашистами во время последней войны.

Материалы официального расследования «Куропатского дела» опубликованы в книге Г. Тарнавского, В. Соболева, Е. Горелика «Куропаты: следствие продолжается», изданной в Москве в 1990 году. В 1988 году с участием археологов института истории АН Беларуси проводились археологические раскопы (эксгумации) могил. Все вещевые находки свидетельствуют, что расстрелы людей в Куропатах проводились в конце 30-х годов (до начала войны). Рассматривалась и версия, которую отстаивают члены общественной комиссии, но ни одного доказательства в её подтверждение не было обнаружено. Члены правительственной комиссии в названной книге пишут: «Следствием достоверно доказано, что многие из репрессированных, содержащихся в минских тюрьмах, расстреляны в Куропатах» (с. 160) и дальше: «достоверно доказано, что расстрелы осужденных осуществлялись сотрудниками комендатуры НКВД БССР»  (с.262).

И вот в телефильме В. Корзун демонстрирует золотую цепочку как доказательство своей версии куропатских событий. В связи с этим возникают следующие вопросы: 

1.  Когда и кто разрешил общественной комиссии проводить исследование могил в Куропатах? (Институт истории открытого письма этой комиссии не выдавал).

2.  Где сохраняется продемонстрированная золотая цепочка? Действительно ли она обнаружена в Куропатах? Изучалась ли эта необычная находка специалистами-искусствоведами  и  археологами?

Обращаем внимание прокуратуры и общественности на то, что самовольные исследования в Куропатах являются грубым нарушением Закона о защите историко-культурного наследия от 13 ноября 1994 г.

Показ в телефильме золотой вещи будет способствовать дальнейшему массовому грабительству куропатских (и не только куропатских) захоронений, а также стародавних захоронений курганов.

Просим расследовать факт самовольных раскопок куропатских могил и распространение лживой информации о Куропатах и привлечь виновных к ответственности» (перевод с белорусского — А.С.).

Передо мной лежит вырезка из газеты «Звязда» от 16.06.1995 г. Рукой В. Корзуна сделана приписка: «Глупее этой «заявы» трудно придумать!» Хочу к его словам добавить один лишь штрих: Общественная комиссия была создана в марте 1991 года и, естественно, авторы книги «Куропаты: следствие продолжается» не могли ничего сказать о работе общественников.

Думаю, что комментировать другие опусы ученых мужей нет необходимости. Скажу только, что всем людям, интересовавшимся проблемой Куропат, известно, что никаких раскопок в этом горемычном месте члены Общественной комиссии не проводили. Они лишь подбирали то, что было выброшено мародерами из разрытых ими захоронений. А таких вещей было немало, во всяком случае, достаточно для глубокого анализа и исследования проблемы, получения базирующихся на них выводов. На основании этих исследований мы знали правду о Куропатах уже в 1991 году и обосновывали ее в своих публикациях. А вот, к примеру, участник раскопок 1988 года кандидат исторических наук Н. Кривальцевич в 1992 году писал: «У нас имеется археологический отчет об исследовании захоронений в Куропатах. Все, что найдено — остатки вещей, пули, украшения, — говорит о расстрелах в 1937-м и последующих годах. Не было найдено ни одного доказательства, хотя бы косвенно, которое указывало бы на военный период» («Советская Белоруссия», 26 сентября 1992 г.). Это — неправда, это – ложь. Доказательства были и есть, о многих из них я уже сказал. И не косвенные, а самые прямые. И вещи (главным образом резиновая обувь), пули и гильзы от патронов, лезвия опасных бритв, пряжки от ремней, очки в футляре, кошельки, сапоги с отворотами, другие вещи говорили о том, что расстрелы проводились не раньше оккупации Минска гитлеровцами (28 июня 1941 года). А правду некоторые не видели потому, что не хотели ее видеть!

Глава 9

Следствие продолжалось

В июне 1992 г. в газетах было опубликовано «Заключение Общественной комиссии по расследованию преступлений, совершенных на холме возле деревень Цна-Йодково — Зеленый Луг, который известен сегодня под названием «Куропаты». Это довольно обширный документ. Приведу здесь лишь главные, на мой взгляд, выводы:

«1. На возвышенности южнее заславской дороги, сегодня во всем мире называемой «Куропатами», покоятся останки не менее 30 тыс. жертв гитлеровского геноцида, включая узников минского гетто, тюрьмы и депортированных из Германии, Австрии, других стран Европы евреев. 

2.  Урочища или места с названием «Куропаты» в народной памяти и на картах Белоруссии никогда не было. Это слово, по свидетельству Познякова М. И., является производным от кодового названия нацистской операции по уничтожению евреев, в первую очередь депортированных из европейских стран. 

3.  Прокуратура Республики Беларусь в ходе предварительного следствия в 1988—1989 годах нарушила требования действующего законодательства, международного права и моральных норм, подменила одну правду другой, встала на путь сокрытия человеконенавистнической операции, обманула советскую и мировую общественность, нанесла морально-психологическую травму своему народу. 

4.  Сохранение за возведенной органами КГБ оградой из колючей проволоки места одного из захоронений лиц, казненных органами НКВД в лесном массиве возле остатков насыпи узкоколейки рядом с военным городком КГБ “Боровая” ярче всего убеждает, что в архивах КГБ имеется схема таких захоронений в окрестностях Минска. Эту схему правоохранительные органы обязаны обнародовать, чтобы восстановить историческую правду и опровергнуть многочисленные спекуляции и вымыслы. 

5.  Форсированное строительство мемориала, музейно-гостиничного комплекса и памятника в Куропатах лишенным имени жертвам геноцида является ничем иным как новым преступлением против человечности. Увековечить память невинных жертв крайне необходимо, но на основе неопровержимых фактов».

Это был и есть серьезный документ, и с ним надо было считаться. Фемида словно воды в рот набрала. Надо было этому документу придать официальное звучание, узаконить на должном уровне. Но как? Прокуратура не слышала голоса общественности. Она заявила, что в деле Куропат ответила на все вопросы, а у нас (общественников), мол, одна «демагогия» и ни одного доказательства…

Решено было провести совместное заседание Общественной и правительственной комиссий. 23 октября 1992 г. такое заседание состоялось. В итоговом протоколе говорится: «В ходе обсуждения новых открывшихся фактов и обстоятельств, обмена мнениями по всему спектру вопросов, касающихся трагедии в Куропатах, члены указанных комиссий пришли к выводу, что соответствующим органам Республики Беларусь необходимо:

«1. Возобновить расследование о массовых расстрелах людей в Куропатах при обязательном участии в нем Общественной и правительственной комиссий с целью беспристрастного, объективного восстановления событий, произошедших в этом месте полвека назад, и установлении имен жертв и палачей. 

2.  Придать месту захоронения жертв расстрелов статус кладбища для защиты его на основании закона от непрекращающегося мародерства и разграбления могил».

Этот документ подписали 12 (из 21) членов правительственной комиссии и 9 членов Общественной. На основании этого 28 декабря 1992 г. было направлено заявление на имя Генерального прокурора Республики Беларусь В. И. Шолодонова, копии — на имя Председателя Верховного Совета Республики Беларусь С. С. Шушкевича и Председателя Совета Министров Республики Беларусь В. Ф. Кебича. В нем излагалась просьба возобновить юридическое расследование этого преступления, возбудив уголовное дело.

И что же? Спустя почти месяц последовал ответ от начальника следственного отдела по особо важным делам Прокуратуры Республики Беларусь В. В. Соболева: «На ваше заявление от 28.12.92 г. и заключение Общественной комиссии сообщаю, что на поставленные в них вопросы комиссии ранее прокуратурой республики давались ответы».

Какие ответы? Никто ведь никогда и не обращался за ответами и разъяснениями в прокуратуру, потому что убеждены были, что ничего толком не скажут, а лишь в который раз будет изложена версия о жертвах НКВД. И все. А то, что один факт не состыковывается с другим, так никого из них и не волновало. Но как ни хитри, а правду не перехитришь и, как ее ни топчи в грязь, она выйдет наружу.

В. П. Корзун в дополнение к первому заявлению пишет 29.01.1993 г. еще одно заявление Генпрокурору республики: «Вызвала недоумение отписка начальника следственного отдела вверенного Вам ведомства Соболева В. В., который не досмотрел, что требование о возобновлении уголовного дела для объективного и всестороннего расследования куропатской трагедии высказано не только Общественной, но и правительственной комиссией, большинство членов которой (12 из 21) подписали протокол совместного заседания. Уверены, что честь мундира можно сохранить не увертками и отписками, а строгим следованием букве и духу закона. Требуем ответа по существу».

На этот раз лед тронулся. Первый заместитель Генерального прокурора Республики Беларусь В. К. Кондратьев сообщил, что «принято решение о возобновлении предварительного следствия по делу о расстрелах граждан в Куропатах, о результатах которого будет информирован Верховный Совет и через средства массовой информации общественность республики».

Чем была вызвана настоятельная просьба дальше продолжать расследование? Многими обстоятельствами. Следствие «не заметило» наличия в Куропатах стрелкового тира, окопов, траншей. Далее следствие установило, что количество расстрелянных в этом месте людей — не менее 30 тыс. человек. Но и эта цифра была опровергнута. В одной из бесед с журналистом в феврале 1992 г. начальник отдела КГБ республики полковник В. Н. Дашковский заявил, что в 20—40-е годы на территории Беларуси органами госбезопасности были расстреляны 25064 человека. При этом он заметил, что данная цифра «подтверждена материалами,     которые мы старательно и долго анализировали», и подчеркнул, что он отвечает «за каждое слово». Скажите, что это за следствие, если сплошь и рядом какие-то недосмотры, неточности, неувязки, предположения…

Вести далее расследование было поручено следователю по особо важным делам при Генпрокуратуре республики В. М. Комаровскому. Я  взял у него интервью. Вот его полный текст:

— Валерий Михайлович, с чего началась работа?

— Танцевать пришлось, как говорится, от печки. Почему? Мне лишь в общих чертах известна эта трагедия. Читал газетные и журнальные публикации, слушал сообщения по радио, смотрел по телевизору… Было в них немало противоречивого. Так что не надо думать, что все уже выяснено, правда восторжествовала (подчеркнуто мною – А.С.) К сожалению, нет. Об этом свидетельствуют мнения Общественной комиссии и большинства членов правительственной, которые изложены в их совместном заявлении. Поэтому я должен тщательнейшим образом изучить все документы, проанализировать их и сделать выводы.

— Почему идет предварительное расследование?

— Такой порядок юридически обоснован и соответствует уголовно-процессуальному кодексу. Сейчас мне трудно сказать что-либо определенное, но со всей ответственностью могу заявить, что ни на йоту не отступлю от установления полной и исчерпывающей истины: вся куропатская трагедия должна быть выяснена до конца.

— Кто будет участвовать в этой работе?

— Мы не будем сбрасывать со счетов мнение любого, кто хоть чуть-чуть может способствовать раскрытию тайны расстрелов мирных людей в этом урочище. Готовы выслушать всех. Секретов никаких не будет, как не будет симпатий и антипатий к различного рода группировкам, формированиям общественности по выяснению трагедии. Мы будем руководствоваться только законом.

В прокуратуру вновь начали поступать письма, которые мы тщательно изучаем, анализируем, сопоставляем, проверяем изложенные в них факты.

— Кто  из  специалистов  будет  задействован  в  процессе  расследования?

— Самые различные: юристы, медики, историки, археологи. Важно, чтобы их оценки, выводы, заключения были непредвзяты, точны, выверены. Без этого не установить нам правды, какой бы она ни была горькой. А  нам она нужна, коль мы строим правовое государство.

— В Куропатах продолжается вандализм. Все обращения в милицию, в другие правоохранительные органы ничего по существу не дали. Мародеры не прекратили разрывать захоронения. Установить истину становится все труднее. Что же делать? Кто прекратит кощунство?

— Вандализм, конечно, продолжаться не может. Этому должен быть положен конец. Видимо, в ближайшее время по этому делу будет принято соответствующее решение. Захоронению надо придать, как этого просила Общественная комиссия, статус кладбища, огородить его, привести в порядок, а государство обязано взять его под свою защиту.

— Будем ли мы знать о том, что выявлено при повторном расследовании?

— Повторяю, секретов никаких мы делать из этого не будем. Готовы постоянно информировать всю нашу общественность о ходе расследования и установления истины.

Вот такое обнадеживающее интервью. Казалось, наконец-то нашелся следователь, который установит правду, скрупулезно во всем разберется и расставит точки над “i”. Увы, надежды не оправдались. Ничего особенного так и не было сделано. Новые раскопки не проводились. Это было бы для них опасно, потому что вновь не подтвердилась бы ранее принятая  версия: НКВД — и баста!

Становилось очевидным, что доследование пытаются загубить полностью и окончательно. Мы в этом еще больше убедились, когда в «Народной газете» от 14 сентября 1994 г. появилась статья Анатолия Гуляева под заголовком «Трудно быть человеком в конце века. Но… можно» с подзаголовком: «Документальная повесть о благородной классовой ненависти. А также о судьбе и жизни Валерия Ткачева, волей случая оказавшегося причастным к большой политике». Подвергался критике В. М. Комаровский  за  перегибы  в  следственном  деле.  Дело в конце концов было прекращено, и В. Ткачев освобожден из-под стражи по всем статьям предъявленного обвинения, то есть длительная работа  группы  профессионалов  оказалась  обыкновенной  напраслиной.

Поэтому законно возникли серьезные сомнения в том, что “важняк” действительно намерен установить истину. На него, несомненно, оказывали некоторое давление определенные силы, и ясно было, что он не устоит перед их нажимом так же, как не устоял в деле с Ткачевым.

Однажды я был приглашен к Комаровскому на допрос. Беседа шла спокойно, но когда коснулась Куропат, то тут он сдержанно говорить не смог.

— Как вы могли допустить такое, чтобы над материалом поставили рубрику «Фальсификация века»? — с негодованием спрашивал он в повышенном тоне. — На сто процентов уверен, что там расстреливал НКВД. Нам из Москвы прислали даже списки расстрелянных. Мы допросили 55  человек и все они в один голос говорят о том, что там в лесу расстреливали энкаведисты мирных жителей, а вы нам голову морочите своими заявлениями. Чего вы хотите?

— Правды и только правды.

— Она нами установлена, и напрасно вы тратите свое время и нас по пустякам отрываете от дела, — категорически обрывал он меня.

Вот такой состоялся не совсем приятный разговор. Но он меня не удивил, так как из других источников нам было известно, что повернуть дело расследования в русло поиска правды никто не намерен. Забыл Комаровский, что говорил в интервью, отвечая на мои вопросы, с чего начнет работу по расследованию этой трагедии, а вспомнил о каких-то списках расстрелянных, дескать, хранящихся в Москве. Вот это был действительно блеф. Так взял бы фамилии убитых и опубликовал в прессе или другим способом обнародовал? За пачку «зелененьких» спецы сделают тебе  любой такой документ, что ни одна экспертиза не придерется.

Оставалось одно: продолжать накапливать факты.

*******

Предисловие и глава первая

Главы вторая и третья

Главы четвёртая и пятая

Глава шестая (начало)

Глава шестая (продолжение)

Глава седьмая

Главы восьмая и девятая

Главы десятая и одиннадцатая

Главы двенадцатая и тринадцатая

Главы четырнадцатая и пятнадцатая

Главы шестнадцатая и семнадцатая

Глава восемнадцатая и послесловие

Приложения

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.