lazarudin

Categories:

4/11/95

Игаль Амир в тюремной форме в первые годы заключения. Поскольку фотографировать его запрещено, неизвестно как он выглядит сегодня.

В этот день 25 лет назад, был убит премьер-министр Израиля Ицхак Рабин. Согласно официальной версии, его убил студент Игаль Амир. Есть все основания полагать, что официальная версия неверна.

Слова написанные выше, это то немногое, что мы знаем наверняка, и что свободно от интерпретаций, толкований и домыслов. Всё что ниже — мой субъективный взгляд.

Многие люди, увидев изъяны официальной версии, пытались самостоятельно расследовать убийство Рабина. Были построены различные теории, написаны книги и сняты фильмы. Но все они не доказаны. Таким образом, и спустя 25 лет, мы не можем утверждать наверняка, кто, и главное, с какой целью убил Рабина.

Лично у меня нет ни сожаления, ни сострадания к убитому Ицхаку Рабину. Этот человек сделал много зла для еврейского народа и не заслуживает симпатии. Если бы Рабина отдали под суд и судили по закону, за преступления против еврейского народа и государства Израиль — это было бы идеально. Но в наших реалиях такое невозможно.

А нужно ли было убивать Рабина ?

Не знаю. С точки зрения евреев-патриотов, Рабин, в погоне за призрачным миром, своими предательскими действиями, привёл к огромному всплеску арабского терроризма, и убийству сотен евреев. В дальнейшем, по мере уступок арабам и отступления с нашей, Богом данной земли, под угрозу уничтожения попадал весь Израиль. 

Можно ли было остановить Рабина законным, демократическим путём?

Нет, нельзя. Рабин и его партия, пришли к власти, с мизерным большинством голосов, и лишь за счёт опоры на голоса арабских избирателей, которых около 20%.

Рабин и его подельники выказывали демонстративное пренебрежение мнением оппозиции (то есть половины населения Израиля и большинства еврейского населения). СМИ, радио, телевидение, газеты (в то время люди активно читали газеты) — все были мобилизованы на поддержку правительства Рабина и на поливание грязью противников предательских соглашений Осло. О свободе слова и разнообразии мнений «временно забыли». Озвучить мнение, противоречащее «генеральной линии» было очень тяжело, а порой невозможно. 

Все попытки демократического сопротивления, беспощадно подавлялись. Митинги и демонстрации с большой жестокостью разгонялись. Типографии, печатающие листовки и плакаты, закрывались. Против оппозиции, и в первую очередь, против национально-религиозного лагеря была начата дикая травля.

Тот же Игаль Амир, прежде чем выйти с оружием на площадь Царей Израилевых, пытался действовать чисто демократическими методами. Собрания студентов, митинги, голодовки, всё что могло бы привлечь общественное внимание и как-то повлиять на ситуацию. Этот голос не был услышан.

Людей фактически загоняли в положение, когда они не могли действовать в рамках закона. По личным впечатлениям, скажу, что к 1995 году, уже многие евреи мечтали убить Рабина. Согласно еврейскому закону, человека угрожающего жизни другого человека, можно и нужно остановить, или, если нет  возможности остановить иным способом, то можно и нужно убить. Рабин представлял реальную угрозу всему еврейскому народу и его следовало остановить.

Ночью 2 октября, в Иерусалиме была проведена против Рабина церемония «пульса де-нура» — смертельное проклятие. Через 33 дня Рабин был убит.

Но кто убил Рабина?

Это неизвестно. И возможно, многие подробности никогда не станут известными, если учесть, что зловещий Шимъон Перес, главный подозреваемый в организации заговора, уже избавил мир от своего присутствия, и допросить его, более невозможно.

Можно лишь определённо сказать, что Игаль Амир не убил и не ранил, сколь нибудь серьёзно, Рабина в момент покушения. Неизвестно точно сколько выстрелов сделал Игаль Амир, два или три, и какими патронами — боевыми или холостыми. Рабин, невредимый или очень легко раненный, самостоятельно сел в автомобиль. Его сопровождал охранник Йорам Рубин, за рулём был Менахем Дамти. Автомобиль направился в больницу «Ихилов».  

По прибытии в больницу, из автомобиля извлекли, находящегося без сознания, тяжело раненого Рабина.

Не буду пересказывать разные теории об этом убийстве, те кто интересуются этой темой, их прекрасно знают уже два с лишним десятка лет.

Для меня сейчас интереснее другое. Если не Игаль Амир, еврей-патриот из правого лагеря, убил Рабина — то это значит, что Рабина убили его же сообщники, сторонники «мирного процесса». И здесь напрашивается вопрос: — с какой целью?

Очевидно, что они рассчитывали извлечь из убийства Рабина какую-то пользу. Какую? Для себя лично, или для продвижения «мирного процесса»?

Если бы мы знали точные ответы на эти вопросы, мы могли бы судить о том, является ли убийство Рабина, положительным или отрицательным событием с точки зрения интересов еврейского народа. Иными словами, стало ли в результате устранения Рабина, лучше или хуже, по сравнению с тем, что было бы, если бы Рабин остался жив.

Прошедшие 25 лет показали, что преступные соглашения Осло не были отменены. Все последующие правительства Израиля, в целом продолжали прежнюю линию уступок и отступлений, линию поощрения арабского террора и удушения еврейского поселенческого движения.

Партия «Авода» растеряла свою былую силу, но им удалось привить свои идеи мифического «мирного процесса», своим якобы идейным противникам — партии «Ликуд». В конечном счёте, с точки зрения уничтожения еврейского государства, нет никакой разницы какая партия проводит предательскую политику.

Вопиющая несправедливость в отношении осуждённого Игаля Амира. 

Если считать, что Игаль Амир убил Рабина, (а это не так), то Игаль Амир должен нести наказание наравне со всеми остальными преступниками, осуждёнными за убийство. Но в действительности, худшие из убийц, имеют условия заключения неизмеримо лучшие чем Игаль Амир.

Например.  Террорист Самир Кунтар, убил нескольких евреев, в том числе, разбил ударами приклада голову четырёхлетней девочки. В 1980 году был приговорён к пяти пожизненным заключениям плюс 47 лет лишения свободы.  После вынесения приговора, находясь в заключении, Кунтар женился на арабке-гражданке Израиля и получил академическую степень по социологии в Открытом Университете Израиля.   В 2008 г. президент Израиля Шимъон Перес подписал помилование Кунтару. На следующий день убийца был освобождён и вместе с четырьмя другими бандитами, был передан представителям Хизбаллы, в обмен на два трупа израильских солдат.

Игал Амир не имеет элементарных прав, какие есть у самых опасных заключённых. Он единственный заключённый в Израиле, находящийся под постоянным видеонаблюдением, находящийся 25 лет в одиночной камере, единственный кому запрещено участвовать в молитвах, единственный кому запрещены свидания с женой и сыном. Общение с семьёй по телефону, в отличие от всех остальных заключённых, предельно ограничено, как и получение посылок от родных.

Но главное, Игаль Амир сидит за убийство которого не совершал, и это значит, что правда об убийстве Рабина, никогда не будет раскрыта.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.