lazarudin

Семитизм и антисемитизм в Галичине часть 1.

Сто тридцать с лишним лет назад, в прессе Австро-Венгрии и соседних стран, шла бурная полемика по еврейскому вопросу. Одним из голосов той полемики, был голос украинского общественного деятеля, писателя, переводчика, журналиста Ивана Яковлевича Франко. До нас дошла одна из  статей, написанных в ходе этой полемики. Перевод и примечания — мои.

Иван Франко

Иудейский вопрос без сомнения одно из наиболее важных и насущных дел нашего края уже хотя бы потому, что в нем живет пропорционально значительный процент еврейского населения, а еще больше, учитывая его экономическое положение, способ его расселения и, наконец влияние, которое оно имеет на общественно-экономическое развитие нашего края, и на положение, которое занимает среди различных слоев и различных идейных течений, которые борются внутри нашей общественности. 

Поэтому хорошо сделал «Przegląd Społeczny»[1], что в первом своём выпуске посвятил тому вопросу несколько статей, а между ними поместил такую основную и широко задуманную работу, как «Попытка разрешения еврейского вопроса» Альфреда Носсига [2], далее трактовал ее в одной из программных статей  в "Эхо" в направлении принципиально одном, хоть с разных точек зрения. Интересно то, что в том вопросе высказались члены всех трех народностей нашего края — польской, русской и еврейской. И не менее интересно также положение, которое против тех голосов заняла еврейская пресса и часть польской прессы. Из польской прессы, насколько знаю, освещению статьи др. Носсига наибольшее внимание уделили «Kurjer Lwówski» и варшавский «Przegląd Tygodniowy», сей последний, перепечатал из «Poroniona monarchja».

Относительно «Эхо», то большая часть львовских и варшавских журналов довольствовалась перепечатыванием (без указания источника) помещенного в них фактического материала, а против доводов автора полемизировали только еврейские журналы «Izraelit» и «Ojczyzna»[3], которые также остро выступили против проектов д-ра. Носсига.

С началом текущего года вышла в Яссах брошюра д-ра медицины Липпе [4], в которой все те голоса, с приложением мыслей немецкого философа Гартмана, подвергнуты подробной критике под общим и весьма характерным заголовком "Symptome der antisemitischen Geisteskrankheit"[5].

Сия брошюра, из-под пера автора, что пристально следит за ходом еврейского дела, (на обложке указаны четыре его предыдущих изыскания в том деле), ценна для нас не столько с учетом ее критического внимания, цену которого узнаем дальше, сколько учитывая многочисленные данные для характеристики еврейского типа и еврейских поползновений.

Прежде всего передам здесь вкратце основные мысли прошлогодних статей «Рrzeg. Społ.» о еврейском вопросе. Важнейший взгляд, что приводит за собой целый ряд важных выводов и который признаёт «Przegląd Społeczny»,  даже наперекор многим евреям, это признание евреев как отдельной народности, основанной на их отдельном происхождении, религии, традициях, образе жизни, и следующим из всего того особом духовном складе, особом мировоззрении и особом характере.  

Логическим выводом с того тезиса следует второй тезис, объявленный в «Przeglądu Społecznym»: признание евреям полного права к развитию своей народности в таком направлении, которое они сами признают наиболее правильным, и признание их полной автономии и инициативы во всех внутренних реформах, разумеется, с признанием всего того также для народностей польской и русской.

Но, исходя из тех тезисов, продиктованных национально-автономной и федералистичной программой, «Рrzeg. Społ.» далек от той либеральной Ргіnzipienreiterei (буквоедства), которая не видит жизни, только принципы, и закрывает глаза на факты или обходит их общими фразами. Поэтому редакция не ограничилась провозглашением тезисов, но вглядываясь глубже в современную жизнь, старалась исследовать, насколько те тезисы имеют шансы осуществления без ущерба для одной из заинтересованных народностей, а с пользой для всех, так же очевидная вещь, что в противном случае и сами тезисы не имели бы никакой ценности. 

Поэтому, чтобы сделать возможным переход от теории на почву практической политики, редакция старалась в разных статьях подавать анализ наших общественных отношений, чтобы сделать возможной оценку сил, что выступают в конкуренцию. 

Национальный характер в разных его проявлениях, историческое развитие, нынешнее состояние экономическое, оценка посторонних влияний политических так же, как и экономических и духовных, все то было обсуждаемо на страницах «Рrzeg. Społ.» более или менее систематически, поскольку это позволял формат журнала, но все с той непоколебимой ведущей мыслью — осветить и проложить дороги, по которым народ так же польский, русский, как и иудейский, может дойти до истинного человеческого быта, постигнуть условия правильного и всестороннего развития. 

Ни о каком угнетении, ни о какой эксплуатации, ни о какой апостасии (вероотступничестве) будь то религиозная, национальная или любая другая в наших идеалах нет ни речи. Ни одна религия, ни одно убеждение, ни одна раса и ни одна народность не были и не могут быть предметом нашей ненависти. Таким предметом были и остаются  только всякое притеснение, всякая эксплуатация и всякое притворство.

Но, вглядываясь в наши краевые отношения, находим огромное число фактов, которые подтверждают меткую характеристику др. Носсига и его окончательный вывод, по которому «тип иудейский в среднем сильнее в борьбе за существование, но морально стоит ниже нееврейского, имеет больше быстроты и выносливости, но также больше самомнения, амбиций и бессовестности» («Рrzeg. Społ», 1886, т.2, с. 232). 

Не только те индивидуальные приметы еврейского типа, но особенно племенная сплочённость евреев и их религиозно-общественные организации, кагал, дают им огромное преимущество в борьбе за существование, особенно над населением так иначе организованным, как польское и русское. 

Почти вся торговля в Галичине и весь краевой промысел держаться в руках евреев. Шляхетский институт, называемый "Propinacja" [6], им обязан своим расцветом и своим таким прочным существованием , ибо евреи как арендаторы держат в руках шинки горячительных напитков и стараются активно «пропагандировать» их товар. 

Большая часть большей земельной собственности также в их руках, но и здесь большая часть иудеев вместо «управы» вносит только эксплуатацию и разруху. Таким способом, методом саранчи, бросаются евреи на большую собственность (земельную) некоторых уездов, чтобы, высосавши ее, через несколько лет перевернуться в другую сторону, совсем не заботясь о подъеме производительности земли и не думая даже делать какие-какие вклады для подъема реального хозяйства,  доказательством этому пусть послужат вот какие вычисления, сделанные мною на основе Skorowidzow (справчников) за годы 1872-1886; собственностей (земельных) в руках евреев было:

в повяте (район) Цишанивском 1872 г. — 50, а в 1886 г. — 22, 

в пов. Домбровском 1872 г. — 3, а в 1886 г. — 16,

 в пов. Яворивском 1872 г. — 13, а в 1886 г. — 7

 в пов. Лиськом 1872 г. — 14, а в 1886 г. — 32,

 в пов. Самбирском 1872 г. — 13, а в 1886 г. — 6, 

 в пов. Милецьком 1872 г. — 8, а 1886г. — 64,

 в пов. Дрогобицком 1872г. — 32, а в 1886г.— 21,

 в пов. Бридськом 1872 г. — 4, а в 1886 г. — З0,

 в пов. Добромильском 1872 г. — ни одной, 1886 г. — 12, 

 в пов. Золочівськім 1872 г. — 39, а в 1886 г. — 11,

 в пов. Тарнобжеськім 1872 г. — 5, а в 1886 г. — 44.

Всего в уездах над нижним Сяном (Цишанов, Яворов, Хшанов) число больших  еврейских хозяйств в тех годах с 80 упало на 43, а в уездах непосредственно соседних с ними (Домбровском, Милецком, Лиском, Тарнобжеском и Велицком) в том самом времени с 28 выросло на 145. Относительно Восточной Галиции, то здесь в 8 горных уездах число больших собственностей еврейских с 19 выросло на 82, а в 9 надднестрянских с 56 на 105.

Такие факты, как нечестная индивидуальная конкуренция, неразборчивость в способах, лишь бы вели к цели, и скрытая, но сильная деятельность организаций, объединяющих экономические интересы с вероисповедными, эти факты слишком известны всем и сделались источником недовольства нееврейского населения, а в случае дальнейшего их роста грозят неисчислимыми опасностями для края и для самих евреев. 

Эти факты склонили редакцию к обсуждению еврейского вопроса и побудили меня высказать свой взгляд, что на поле экономическом, народность польская и русская, должны добывать себе равноправие с евреями, а при неравности наших сил конечной является областная помощь для более слабой стороны. 

Сама редакция в программной статье отметила определенно альтернативу, к которой в конце концов в течение времени должен у нас дойти иудейский вопрос, а собственно — ассимиляция одной части евреев с местным населением, и эмиграция больших масс евреев за границу. Не указана еще разве что третья, также частичная эвентуальность (возможность) — оставление какой то части евреев в нашем крае на правах иностранцев, возможность, о которой недавно (1880-81 гг.) довольно живо дискутировали еврейские журналы в России. Эти три возможности объединенные вместе, по моему мнению, исчерпывают иудейский вопрос с нашей точки зрения, и поэтому считаю нужным еще раз присмотреться к ним ближе и ответить при том на некоторые упреки, преподнесенные в выше названных журналах.

Прежде всего еще одно замечание. Еврейский вопрос имеет две стороны, обе одинаково важные как для нас, так и для евреев: внутренняя еврейская реформа и внешнее упорядочение отношений между нами и евреями. Итак, вопросы внутренней реформы, а тем самым вопрос окончательной развязки узла, постановка еврейского народа на собственном твердом грунте, создания для этого внутренних условий правильного развития есть и должен быть всегда делом самих евреев. И в это внутреннее дело, никто из неевреев, по моему мнению, не имеет права вмешиваться.

Зато в делах, что касаются обоюдных отношений между евреями и нееврейскими народами, имеют обе стороны, евреи и неевреи, не только право, но и обязанность делать все, что можно для выяснения фактического положения вещей, для указания его недостатков и возможных способов исправления.

Только не надо забывать, что это обязанность обоюдная и что критика должна быть обоюдная, с обеих сторон равноправная. До сих пор очень мало было проявлений такой деятельности. Нееврейские писатели и агитаторы говорят об ущербе, который несёт нееврейское население от евреев, то есть, становятся почти исключительно на почве общественно-экономической. Зато иудейские апологеты преподносят обиды, которые терпело или терпит еврейское население на почве преимущественно общественно-конфессиональной. 

Очевидно, что при такой разнице исходных точек трудно прийти к взаимопониманию, тем более, что в одних и во вторых для оценки фактов разная этическая мера. 

Экономическая эксплуатация, против которой выступают одни, для других нечто такое, что разумеется само собой до той степени, что даже национальное равноправие они понимают как «право — мочь за свои деньги купить все, что им нравится» (Liрре, с.77). 

Потому и не удивительно, что при такой разнице исходных точек не смогли прийти к пониманию, но напротив оживленная дискуссия будит все больше страстей, отбегает от цели и затрудняет ее постижение. 

Противник закрывает глаза на доказательства противника и отказывает ему во всякой компетенции высказываться по его делу, оставляя это право только для себя, заведомо признавая справедливость только на своей стороне, а противнику отказывая в доброй воле. Что сим грехом грешны обе стороны, не буду оспаривать, но, судя по последней апологии др. Липпе, утверждаю смело, что односторонностью, исключительностью и высокомерием евреи далеко превзошли неевреев. Что такой способ полемики должен быть вреден прежде всего для самих евреев, стороны якобы более слабой, которая так живо чувствует притеснение со стороны племен нееврейских и поэтому в первую очередь требует исправления существующих отношений, о том, кажется, и говорить не надо.

Ясное дело, что метод трактовать всякую мысль о реформе как «Antisemitische Geisteskrankheit» [7], «Tollhauslerpolitik» (политика сумасшедших), и какие там еще другие прекрасные эпитеты дает тем попыткам еврейская апологетика, не особо свидетельствует о стремлении к реформам и способствует больше усыплению, чем пробуждению того стремления среди еврейской публики. 

Полная слепого высокомерия фраза: «Die Juden werden ihre Frage selbst losen» (Не суйтесь к нашим делам! Евреи сами решат свои вопросы!), чтоб только не была снотворным наркотиком и чтоб сон после нее вновь не был прерван каким то страшным пробуждением! Потому что обоюдные отношения между евреями и неевреями в нашем крае теперь такие, что всякое самолюбие ослепления, всякое отпихивания реформы без оглядки на то, от кого бы она исходила, надо считать общественным преступлением, что может приблизить, а не предотвратить катастрофу.

Затронутые в «Рrzeg. Społ.» реформистские мысли [8] не нашли милости в глазах иудейских апологетов. Итак идея ассимиляции для них неясна и др. Липпе без малейшего колебания отвечает на нее вот какой, совсем нечестной инсинуацией:  "Der Programist will aber sicherlich unter seiner Einformigkeit das gemeinsame Religionsbekemitniss, und unter Assimilation Apostasie verstehen" (c.28) (Автор программной статьи хочет, однако, несомненно понимать под своим единообразием общую религию, а под ассимиляцией — отступничество)

Итак, могу сказать сему господину, что сам он «sicherlich» (несомненно) ошибся, а коли понятия ассимиляции и гражданского равноправия ему неясные, то постараюсь прояснить ему , по возможности его собственными словами. 

По его мнению, австрийская власть в Галиции сделала из евреев «echte Deutsche» (настоящих немцев). Польское национальное писательство,  «wo Satze in jedem ein Heiliger steckt und auf jedem Buchstaben sich ein beflugelter Engel schaukelt» («Где в каждом предложении скрытый святой и на каждой букве качается крылатый ангел») — (Боже, какой великолепный юмор и знание польской словесности!), оттолкнуло даже наиболее жаждущих  просвещения евреев от него и подтолкнуло их до немецких классиков; за это поляки возненавидели евреев «als Avantgarde des Deutschtums» (как авангард германизации) (с.76-77). 

А когда, наконец, новое поколение выросло в польском духе, выдвинуло претензии к польской народности,  «suchte man an ihrer Religion Anstand nehmen, indem man dieselbe, wie beim Process Ritter, nach dem Muster von Tisza Eslar als gemeinschalich anklagte»  и пыталось выдвинуть претензии к их религии, осудив ее, как на процессе Риттера, по образцу Тисы Эслера как общевредную (с.77)[9]. Следовательно, все то был антисемитизм: и ненависть к иудеям за их немецкость, и стремление их присоединиться к польской народности, и объявление их за отдельную народность! А корону той «Geisteskrankheit» (психической болезни.) наложила прокуратория, устроившая процесс Риттера !

Итак на упреки иудейского апологета надо ответить прежде всего, что австрийская власть не сделала евреев в Галичине немцами, потому что до самого 1848 г. относилась к ним совсем не лучше чем правительство Польской Речи Посполитой. Во время той Речи Посполитой евреи так же, как и по ее упадку, представляли собой государство в государстве, имели свои интересы отдельные от остального общества и были далеки от польскости, несмотря на то, что польское законодательство относилось к ним значительно мягче, чем законодательства других европейских стран. 

Совсем легкомысленно бросает др. Липпе утверждение:  "Es giebt sogar Historiker, welche meinen, wenn die Juden nicht im Polenlande gewesen waren, ware der polnische Staat Jahrhunderte fruher aufgelost worden" (Если бы в Польше не было евреев, то Польское государство было бы ликвидировано на несколько веков раньше!) (с.ЗЗ). Жаль, что автор не назвал ни одного доказательства на поддержку такого взгляда. Мы были бы очень благодарны ему за это, потому что наши «яфетовские» (сыны Яфета — европейцы) историки не только что ничего не знают о благодетельном влияние евреев на Польское государство, но, наоборот, на основе актов, летописей и других исторических памятников утверждают тот факт, что иудейская эксплуатация в союзе с магнатской «самоволею» (самоуправство, произвол) была причиной казацких войн, которые нанесли польской Речи Посполитой первую смертельную рану. 

Занятые только собой, имея ввиду только собственные интересы, евреи не были гражданами Речи Посполитой, а только галапасами (паразитами) на ее теле. Ни в литературе, ни в науке, ни в целом в духовной жизни Польши и Руси вплоть до новейших времен, не видим никакого следа воздействия или участия евреев; вместе с тем в экономическом развитии тех народов было их влияние, без сомнения, роковым. 

Поэтому не удивительно, что после падения польского государственного организма евреи сразу перекидываются на сторону победителей, в Пруссии и в Австрии делаются немцами, не по воле правительств, но по собственной охоте и для собственного интереса; а если в России и не делаются москалями, то тем не менее всякими способами стараются показать свою лояльность новому господину. 

Во всех польских движениях, где поляки выступали против России, чтобы завоевать себе национальную независимость, евреи отличались полным индифферентизмом (равнодушием) или даже добровольно и бесплатно исполняли службу шпионов и доносчиков, так что генерал Паскевич в  1831 г. мог с полным удовольствием писать царю Николаю, что российские войска при помощи евреев знают о всех движениях повстанческих отрядов скорее и подробнее, чем само повстанческое командование.

Какую роль сыграли евреи в Галичине в памятной резне 1846 г. [10], это до сих пор не совсем выяснено критически; но тяжелый упрек, который выдвинули против них многие очевидцы — свидетели тех событий, так или иначе характеризует очень резко то бесполезное понятие о гражданском чувстве евреев, которое имели современные им польские интеллигенты [11]

Др. Липпе, кажется, чувствует справедливость упрека о нехватке гражданского чувства у евреев и сбывает его чисто раввинскою, ориентальною штучкой. «Чего, собственно, хотят ассимиляторы от евреев?» — спрашивает он (с.41). «Что еврей должен сделать из себя, чтобы стать гражданином? Какие приметы, какие гражданские достоинства имеет польский Войтек или русский Федь, которых бы не имел еврей Мошко?» — «Любви к родному краю» — говорят. Но вот уже сто лет эмигрируют христиане со всех краев Европы до Америки, Африки и Австралии, зато европейские евреи до недавнего времени в том движения приняли только минимальный удел. Еврей везде, без сомнения, гражданин своей отчизны, но его победный согражданин-христианин отбирает у него его естественное право, право гражданства. Еврей в основном перегружен обязанностями перед своей отчизной, а у христианина преобладает употребление гражданских прав. Состоятельный и интеллигентный еврей должен бежать из Галичины, чтобы уйти от простацких нападок (gemeisten Invektiven)  «Gаzety Narodowej» и уличных ребят, чтобы в ясный полдень его не застрелили на улице как собаку. (И.Франко цитировал статью Липпе)

Конец первой части.  Продолжение здесь

*****

Впервые напечатано на польском языке в журнале "Przegląd Społeczny", 1887, том С, №5,  стр. 431-444.    Авторский перевод на украинский  —  10-14 июля 1913.

   Примечания:  

(В тексте статьи Ивана Франкомои пояснения — в скобках курсивом; слова самого Франко, взятые в скобки — обычным шрифтом)

В оригинале везде: жидовское, жиды.

[1]    «Przegląd Społeczny» —  львовский ежемесячный научно-литературный журнал на польском языке   

[2]    Альфред Носсиг  ( 1864-1943)  —  еврей, вначале был сторонником ассимиляции, затем изменил  своё мнение и в этой статье выступил с позиций  сионизма. Казнён в Варшавском гетто евреями подпольщиками, по недоказанному подозрению в связях с германской разведкой.

[3]    «Der Izraelit» — Издаваемый просветительским обществом «Шомер Исраэль» двухнедельник «Дер Израэлит» (выходил 35 лет) пропагандировал распространение просвещения среди широких еврейских масс, знакомил их с гражданскими и общественными задачами и поддерживал политику австрийских властей, направленную против политических требований поляков. Языком издания был немецкий, который до 1873 года передавался с помощью букв еврейского алфавита.

 «Ojczyzna» — еврейский двухнедельный журнал, выходил во Львове с 1881 по 1892 год, вначале на польском и еврейском языках и с 1886 только на польском. Имел имидж издания поддерживающего тенденции ассимиляции, хотя его редакторы, Ицхак Бернфельд и Моше Иссахар Ландау, принадлежали к кругу «маскилим» — еврейского просвещения.  

[4]     Липпе  —  др. Карпел Липпе — Натан Петахья (1830-1915) — еврейский врач из г.Яссы, сионист и общественный деятель.   

[5]     «Symptome der antisemitischen Geisteskrankheit» —  Симптомы антисемитской душевной болезни.  В этой брошюре др. Карпел Липпе выступил против ассимиляторов.

[6]    «Propinacja» — монопольное право шляхты производить и продавать алкоголь, часто передавалось в руки евреев за арендную плату.

[7]   «Antisemitische Geisteskrankheit» — «Антисемитская душевная болезнь»,  так называлась книга др. Липпе.

[8]    Имеется в виду статья Альфреда Носсига

[9]    Риттер — еврей из Галиции , был обвинен в убийстве и надругательстве над трупом женщины в деревне близ Кракова. В печати приводились материалы судебного процесса над Риттером в Кракове, согласно которым евреям якобы дозволяется (законами иудаизма) убивать иноверцев. Риттер, проведший 37 месяцев в тюрьме, в результате был полностью оправдан. 

Тисы Эслера — имеется в виду кровавый навет в деревне Тисаэслар в Венгрии и последующий долгий судебный процесс в 1882-83 годах, в результате все евреи были полностью оправданы.

[10]      памятная резня в Галичине в 1846 г. —  имеется в виду крестьянское восстание на территории Западной Галиции.  

[11]      Авторская ссылка на источник —  Пор. : Tessarczyk J. Rzez galicyjska 1846 г., а також його рукопис у бібл. Оссолінських (ч.1868, к.38,43 і ін.).

[12]     Адольф Владислав Инлендер (Adolf Władysław Inlender) (19/12/1853, Бучач —  27/2/1920  Львов) – польский фармацевт, общественный деятель. В 70-е и в 80 гг. XIX века был одним из лидеров социалистического движения в Восточной Галиции. Под влиянием идей марксизма вместе с Иваном Франко и Болеславом Червенским сформулировал программу первой социалистической партии в Восточной Галиции, опубликованной в 1881 году в Женеве под названием «Программа галицких социалистов». Национальность неизвестна, похоронен как христианин.

[13]      Теофил Мерунович (Merunowicz)(род. в 1846 г.) — польско-австрийский политический деятель и публицист, христианин, русин. Несмотря на свое происхождение, М. в 1870-х гг. стал вести враждебную агитацию против русинов и евреев. М. — один из основателей антисемитской партии в Галиции, причем им были внесены в антисемитскую пропаганду элементы крайне деморализующего характера. М. в качестве члена галицийского сейма и австрийского рейхсрата внес ряд предложений об ограничении евреев в правах в Австрии; однако его предложения никогда не были предметом серьезного обсуждения парламента. — Ср. Kolmer, Das neue Parlament, 1897.               


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.