lazarudin

Category:

3% оппозиции !

Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день за них идёт на бой.

«Фауст».  И.В. Гёте.

Среди комментариев к статье Г.Козулько, моё внимание привлёкли комментарии т. Доколи, украшенные шикарной цитатой из «Фауста», и ответы на них хозяина блога.

Но прежде чем перейти к сути дела, хочу выразить искреннее восхищение Советским Союзом, где делали таких людей. В мире Запада, найдётся мало людей, цитирующих Гёте в интернет-дискуссии, (да ещё такую благородную по духу цитату!). Это чисто советское воспитание.

Вначале, Доколи выражает сожаление, что беларусы живут слишком хорошо, они «не доведены до такой степени нищеты и отчаяния». Дед из прошлой заметки, регулярно получает пенсию, а потому и показывает фиги через окошко. Да и рабочие как признаёт Доколи (кстати, он сам —  рабочий высокой квалификации), показывают фиги борцам за свободу. Ради стабильности они (вместо «они» — напрашивается словечко «быдло»), готовы оправдать любое злодеяние властей. И регулярную выплату зарплат, и самые низкие в СНГ и Европе тарифы ЖКХ, и доступную бесплатную медицину и многие другие зверства обезумевшего от вкуса крови тоталитарного режима...

Но дальше ещё интереснее. Ответ Георгия Козулько, содержит в себе настоящую бомбу.

3% активных людей способны начать революционные изменения. А чтобы завершить их, достаточно 10% (!!)

Это фактически признание истинного расклада. В Беларуси 3% активного и агрессивного меньшинства, пытаются навязать свою волю огромному большинству нормальных обычных людей. А чтобы успешно завершить революцию им хватит всего 10% от населения. То есть даже не идёт речь, ни о каком большинстве на стороне протестующих !

Остальные 90% населения, ничего не смогут сделать, они просто сдадутся на милость победителя, и общественный уклад будет изменён, в соответствии с замыслом организаторов революции.

«Эти 3% пассионариев о себе уже заявили» — то есть Доколи признаёт, что в антиправительственных акциях, приняли участие всего 3% от населения. (Привет, Альба Рутения!) А остальных, недостающих до 10%, предстоит ещё раскачать. И ведь беда какая, сытые мерзавцы! Проклятый диктатор и здесь всё испортил, не морил народ голодом, боялся создать революционную ситуацию.

Георгий Козулько поправляет Доколи, пассионариев не 3%, а 10%. 

Тут надо признаться, я ... обомлел. Дело в том, что Г.К. позиционирует себя как человека Западной цивилизации, как европейца. К России у него отношение мягко говоря отрицательное. Лев Николаевич Гумилёв, был не просто русским по национальности (это само по себе ничего не значит), но он был исключительно русским по духу. Так сказать идейным русским, певцом Евразии, художником той самой азиатчины, которую всем сердцем ненавидит Г.К.  Это как если бы в разгар Холодной войны, президент США, сослался бы на труды Ленина.

У меня лично отношение к Л.Н.Г., всегда было позитивным, несмотря на его явную предвзятость в отношении евреев, небольшая доля антисемитизма всегда была необходима каждому русскому патриоту, к этому нужно относиться с пониманием.

Когда-то в молодости, я увлекался книгами Гумилёва, и помню, что по его теории, процент пассионарности меняется на протяжении всего жизненного цикла этноса. Во время войн и общественных бурь, пассионарии играют ключевую роль, но и погибают в первую очередь.

Без обиды для беларуского народа, но после польских восстаний XIX века, а затем жуткой первой половины XX века, не верится, что процент пассионарности в беларуском обществе, сколь нибудь высок.

Но я отвлекся от основной темы.

«Сытые тоже раскачиваются, потому что на сытый желудок хочется воли и свободы...» — Г.К. тоже признаёт, что беларусы сыты, также по его мнению оставшиеся 10%, находятся в состоянии «раскачки», т.е. до сих пор не вступили в активную фазу протестов.

Интересна последняя фраза, в которой Г.К. объясняет, почему нужные 10% до сих пор не на фронте. «Вот только наследие страха, и чувство привычки ничего не делать, не отпускает...»

А может быть не наследие страха. Может быть беларуское общество в своей массе, просто не поддерживает цветную революцию.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
dedlukich
Я, в отличии от вас всех, пишущих мифы про 50% убыточных и трети избыточной рабочей силы, работаю на заводе.
Вполне себе успешном, и сказки про оптимизацию вы кому другому расскажите. Мы давным давно оптимизированы до такой степени, что дальнейшая "оптимизация" грозит невыполнением плана и штрафными санкциями по поставкам продукции.
Для развития любого предприятия сокращения рабочей силы совсем не обязательно. Гораздо важнее освоение выпуска новых изделий, ввод нового оборудования и тех же самых роботов, только это надо делать с умом, потому что цена на промышленные роботы постоянно растет, и роботы не везде поставишь. И внедрение роботов и нового оборудования и выпуск новой продукции совсем не приводит к лишней рабочей силе.
Но, к сведению оппозиционных экономистов, где вы черпаете свои сведения, в странах, где развита роботизация, безработица наоборот, упала. Внедрение промышленных роботов приводит к возникновению новых рабочих мест и развитию экономики.
А стремление вас и ваших товарищей везде и всюду сократить треть работников и банкротить предприятия, это путь соседних стран, это деградация и упадок экономики, прекрасно виден этот опыт что в Прибалтике, что в России с Украиной.
Сократить людей легко, предприятия приватизировать и колхозы на куски поделить тоже, только это путь в никуда, в экономическую и социальную пропасть.

Вот что говорила директор телеканала «Белсат» Агнешка Ромашевска в интервью:
– Даже если Лукашенко сможет преодолеть свою ментальность и пойти на либеральные реформы, успех совершенно не гарантирован.
Решит он либерализовать экономику и продать, например, МТЗ – ну так его купят россияне. Или купит John Deere, чтобы закрыть.
Уж мы-то в Польше можем много рассказать о рыночных реформах, на которых набили все возможные синяки, когда продавали и закрывали все неэффективные предприятия, а потом оказалось, что у нас вообще никаких не осталось.