lazarudin

Category:

Борис Евсеевич Черток

С благодарностью Надежде, автору журнала  red_nadia, которая и написала основную часть этой статьи.

Борис Евсеевич Черток родился 1 марта 1912 года в городе Лодзи (Польша) в семье служащих. Отец, Черток Евсей Менасеевич, работал счетоводом в текстильной промышленности. Мать, Явчуновская Софья Борисовна, была фельдшером-акушеркой. В 1914 году накануне первой мировой войны родители Бориса вернулись в Москву.

В 1929 году Борис Черток окончил школу-девятилетку и начал трудовую деятельность электромонтером на Краснопресненском силикатном заводе. Еще в школе он увлекся радио и электротехникой, а в 1928 году журнал "Радио всем" опубликовал описание разработанного им универсального лампового приемника.

В конце 1930 года Борис Черток перешел на завод № 22 (впоследствии завод имени Горбунова), который в то время был крупнейшим в стране авиационным предприятием. Здесь он работал электромонтером по промышленному оборудованию, в 1930-1933 годах — электро-радиомонтером по оборудованию самолетов , в 1933-1935 годах — радиотехником по самолетному радиооборудованию, в 1935-1937 годах — начальником конструкторской группы ОКБ , в 1937-1938 годах — начальником конструкторской бригады по самолетному оборудованию и вооружению.

В эти годы Борис Черток разработал автоматический электронный бомбосбрасыватель, который прошел испытания. В 1936-1937 годах, не имея законченного высшего образования, Черток был назначен ведущим инженером по электрооборудованию самолетов полярных экспедиций. Он участвовал в подготовке самолетов экспедиции группы Водопьянова на Северный полюс и самолета Леваневского для трансполярного перелета Москва-США.

В 1934-1940 годы Борис Черток учился в Московском энергетическом институте. Темой его дипломного проекта являлась разработка системы электрооборудования тяжелого самолета на переменном токе повышенной частоты. Эта работа была первой серьезной попыткой внедрить новую систему переменного тока в авиацию, но с началом войны она была приостановлена.

С 1940 по 1945 год Борис Черток работал в ОКБ Виктора Болховитинова на заводе №84, затем на заводе № 293 и в НИИ-1 НКАП (Научно-исследовательском институте Народного комиссариата авиационной промышленности), где впоследствии был назначен начальником отдела электро- и спецоборудования, автоматики и управления.

Во время Великой Отечественной войны Борис Черток разрабатывал автоматику управления вооружением самолетов и зажигания жидкостными ракетными двигателями. Им также была создана система управления и электрического зажигания жидкостных ракетных двигателей, которая использовалась в первом полете ракетного самолета БИ-1, осуществленном в 1942 году.

В 1945-1947 годах Борис Черток был командирован в Германию, где руководил работой группы советских специалистов по изучению ракетной техники. Вместе с Алексеем Исаевым он организовал в советской оккупационной зоне (в Тюрингии) совместный советско‑германский ракетный институт "Рабе", который занимался изучением и развитием техники управления баллистическими ракетами дальнего действия. На базе института в 1946 году был создан новый институт — "Нордхаузен", главным инженером которого был назначен Сергей Королев.

В августе 1946 года Борис Черток был переведен на должность заместителя главного инженера и начальника отдела систем управления НИИ-88.

Он принимал участие в изучении, сборке и первых пусках трофейных ракет Фау-2, затем в разработке, производстве и испытаниях их советского аналога Р-1, а вслед за этим и всех последующих советских боевых ракет. В 1950 году Черток перешел на работу в ОКБ-1 (Конструкторское бюро Сергея Королева, с 1994 года — Ракетно-космическая корпорация (РКК) "Энергия" имени С.П. Королева) заместителем начальника отдела № 5 (отдел систем управления), начальником которого в тот период был Михаил Янгель.

В 1974 году Борис Черток стал заместителем генерального конструктора по системам управления. В этой должности он проработал до 1992 года, с 1993 года был главным научным консультантом генерального конструктора РКК "Энергия" имени С.П. Королева.

Борис Черток участвовал в разработке и сдаче на вооружение первых отечественных баллистических ракет дальнего действия, создании и запусках высотных геофизических ракет, космических ракет-носителей, первых искусственных спутников Земли, научных спутников "Электрон", автоматических межпланетных станций для полетов к Луне, Марсу, Венере, спутников связи "Молния-1", фотонаблюдения "Зенит", проектировании и создании первых космических кораблей, на одном из которых совершил полет первый космонавт планеты Юрий Гагарин.

Борис Черток был конструктором в области разработки и создания бортовых комплексов управления и электрических систем изделий ракетно-космической техники. Им создана научная школа в сфере проектирования, изготовления, испытаний и применения бортовых систем управления и электрических систем для ракетных комплексов, ракетно-космических комплексов и систем.

В 1968 году Борис Черток был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР по отделению механики и процессов управления, в 2000 году —  действительным членом Российской академии наук, в 1990 году —  действительным членом Международной академии астронавтики. Борис Черток является почетным членом Российской академии космонавтики и членом Международной академии информатизации.
Более 50 лет Черток вел педагогическую работу. Он читал лекции студентам Московского физико-технического института и Московского государственного технического университета имени Н.Э. Баумана.

Борис Черток — автор и соавтор более 200 научных трудов, в том числе ряда монографий.

В последние годы Борис Черток участвовал в издательской деятельности. Ученый написал четырехтомные воспоминания "Ракеты и люди", изданные в РФ и за рубежом.

Борис Черток был удостоен звания Героя Социалистического Труда (1961). Ему присуждены Ленинская и Государственная премии СССР (1957, 1976).  Он награжден двумя орденами Ленина (1956, 1961), орденами Октябрьской Революции (1971), Трудового Красного Знамени (1975), Красной Звезды (1945), "За заслуги перед Отечеством" IV степени (1996), медалью "За оборону Москвы" (1944), а также золотыми медалями РАН имени Б.Н. Петрова (1992) и имени С.П. Королева (2008).
В 2010 году Борису Чертоку была присуждена Международная премия Андрея Первозванного "За веру и верность"

Вообще хочу прикрыть свою писанину. Но клокочу!
В декабре 2010 года я была на церемонии вручения этого самого Андрея Первозванного. В Кремлёвском Дворце Съездов. Ну, все награжденные с ответной речью... Все как положено.
Как вдруг... Выходит тщедушный человек, очень в возрасте (98 ему было, он прожил еще год), голосок слабенький такой.
И лепит! Борис Евсеич, уважаемый, простите за сленг, но другого не нашла.
Причем железным голосом! И откуда взялся)
Если кратко: за Родину, за Сталина! На дворе десятый год... Какой вам Сталин...
Я буквально заполошно достала программку, кто таков, у соседей спрашиваю.
Отлично помню, что неподалеку сидел С.Г.Кара-Мурза.
Естественно, я эту фамилию слышала впервые. Но одного раза хватило!
Хлебом клянусь, весь зал полез за платочками. У всех были слезы.
Это Личность, это Человек !

===========================

(выше статья написанная Надеждой — red_nadia.  Ниже — наше общение в комментариях и дополнение от меня.  прим.лазарудин)

lazarudin

Борис Евсеевич Черток. Ракеты и люди. Глава "Накануне" :
В трагические 1937-1938 годы НИИ-3 был обезглавлен.
Клейменов и Лангемак в 1937 году были арестованы и в январе 1938 года расстреляны. Начальником был назначен вернувшийся из Испании военный инженер Борис Слонимер. Костиков был назначен главным инженером – заместителем начальника.
В 1938 году был арестован Глушко, а вслед за ним Королев. В конце 1939 года сняли с работы Слонимера. Главный инженер Костиков стал единоначальным руководителем НИИ-3. Он получил свободу деятельности по всем тематическим направлениям: научно-технический совет больше не руководил институтом. Репрессии в отношении руководителей создали в институте тяжелую психологическую обстановку, подавлявшую инициативу и смелый творческий поиск.

red_nadia

Что хотели сказать-то ?

lazarudin

Вы очень ярко и эмоционально описали :
"И лепит! ... Причем железным голосом! ... Если кратко: за Родину, за Сталина! На дворе десятый год... Какой вам Сталин..."
Это очень красиво конечно, и трогательно.
Я лишь хотел показать, что в своей книге воспоминаний, Черток вовсе не предстаёт как пламенный сталинист. Как и большинство советских евреев, он честно работал на благо СССР, но его отношение было достаточно критическим.

red_nadia

1. Ну, скажите, с какого бодуна Вы об его еврействе?
У вас и у Вас свербит что ль?

2. Сравнил! Оценил!
И вообще , как по мне, кто ни на мм не отходит от своего того иль иного видения в 30 лет и в 90 лет (если доживет в здравом уме!), то это, скорее, о другом свидетельствует.

lazarudin

1. Ой, извините. Ляпнул по глупости, не было даже в мыслях оскорбить Ваши чувства.
Разумеется Герой Социалистического Труда не может быть е... тьфу, простите.
2. Книгу воспоминаний он написал не в 30 лет, а в преклонном возрасте.

red_nadia

1. Да Вы, батенька, кто: антисемит что ль? А если без политкорректности — дурак!

2. Сам писал, за него писали, сие неведомо. И что он не так сказал на награждении? Что пахали на Державу! Под руководством Вождя!

red_nadia

Специально перечитала. В биографии ни слова про национальность. И он, естественно, про принадлежность к советскому еврейству тоже ни слова.
Скажите, вы, кто трещит без умолку об своем происхождении, вы нормальные?
Ну, реально осточертели!

******************************************

(Дополнение от меня)

Отрывок из книги «Ракеты и люди». Борис Черток о своём детстве.

Немного о себе

Я родился 1 марта 1912 года в Польше в городе Лодзи. Мои родители, подданные Российской Империи, не были коренными жителями Польского генерал-губернаторства.

Софья Борисовна Явчуновская — моя мать, дочь состоятельных родителей — еще в гимназические годы включилась в революционную деятельность в Белоруссии. Она вступила в РСДРП, участвовала в подпольной работе и вооруженных выступлениях революции 1905 года. После раскола партии она примкнула к лагерю меньшевиков, а затем перешла в так называемый Бунд — еврейскую социал-демократическую партию. В годы разгрома революционного движения ей грозили арест и суд.

Молодая революционерка вышла замуж за учителя начальной школы Евсея Чертока и вместе с ним эмигрировала из города Гомеля за границу. Три года мои будущие родители провели в Германии, Швейцарии и Франции. Мать изучала медицину и получила право на фельдшерско-акушерскую практику. Отец преуспел в изучении фабричной бухгалтерии и делопроизводства. В 1910 году родители поселились в Польше в городе Лодзи. Отец трудился бухгалтером в текстильной промышленности, мать занималась медицинской практикой.

В 1914 году Польша оказалась зоной военных действий. Родители с потоком беженцев, теперь мы бы сказали "русскоязычного населения", выехали в Россию и поселились в Москве.

(Конец цитаты)

Соболезнования в связи с кончиной Бориса Евсеевича Чертока выразили лидеры еврейской общины России. 

Президент ФЕОР Александр Борода : 

— «Я глубоко потрясен сегодняшним печальным известием о кончине Бориса Евсеевича Чертока. Он внес бесценный вклад в развитие российской науки. Для многих молодых ученых он был легендой, образцом для подражания, человеком уникального таланта, сохранявшим ясность мысли и потрясающую работоспособность на протяжении всей жизни. Открытия Бориса Евсеевича предопределили направления исследований современной российской космонавтики на несколько десятилетий вперед и остаются актуальными до сих пор. Память о Борисе Евсеевиче навсегда останется не только в моем сердце, но и сердцах всех российских евреев».

Главный раввин России Берл Лазар :

— «Прошу принять мои самые искренние соболезнования в связи с кончиной главы вашей семьи, ученого, прославившего Россию, замечательного человека и гордого еврея, Бориса Евсеевича Чертока. Уверен, что чувство скорби разделяют со мной сегодня многие тысячи евреев — причем не только в России, но и во всем мире. Ведь Борис Евсеевич был для нас всех живой легендой. Он стоял у самых истоков создания ракетно-космической техники. Его научные работы сделали возможным бурное развитие космонавтики в ХХ веке, выход человека за пределы земной атмосферы, запуск исследовательских аппаратов к другим планетам.

Наш народ всегда с особым почтением относился к ученым. Ведь Б-г, создав мир для человека, заповедал человеку изучать законы этого мира, чтобы мы могли лучше в нем жить. Занимаясь наукой, познавая мир Б-жий, ученый не просто удовлетворяет естественную для человека тягу к познанию и даже не только выполняет свой долг перед человечеством, но, прежде всего, реализует талант, данный ему Б-гом, выполняет религиозный долг. И недаром Б-г послал Борису Евсеевичу такую необычайно долгую жизнь. Это был знак особой миссии, возложенной на него. Понятно, что талант ученого — вещь универсальная, не имеющая отношения к национальной принадлежности. Но как человек Борис Евсеевич всегда оставался евреем, воплощал в себе все лучшее, что характеризует российское еврейство — острый критический ум и теплоту души, способность внести вклад в мировую науку, продвинуть вперед все человечество, независимо от происхождения — и одновременно приверженность исторической памяти своего народа, его культуре и духовности».

Борис Черток должен был стать лауреатом премии Федерации еврейских общин России. После кончины академика Чертока премию решено присудить посмертно.

Источники:

Борис Евсеевич Черток,  статья в журнале red_nadia

https://red-nadia.livejournal.com/958697.html

Космос Чертока  15.12.2011, статья в jewish.ru

Черток Борис Евсеевич, статья на сайте Герои Страны

Ракеты и люди,  книга воспоминаний.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.