lazarudin

Categories:

Нацистские связи «политического ислама» и палестинского национализма ч. 2

Начало здесь

Брат Гитлер, или: Нацистская идеология и арабский мир

8 мая 1945 г. произошло двойное разделение мира. Первый раскол по политико-экономическим системам известен как холодная война. Второй раскол, отныне просто перекрытой холодной войной, был связан с сохранением национал-социалистического мышления. В своем докладе о суде над Адольфом Эйхманом в 1961 г. Ханна Арендт бросила взгляд в эту бездну: «… Газеты Дамаска и Бейрута, Каира и Иордании не скрывали своего сочувствия к Эйхману или своего сожаления по поводу того, что «он так и не завершил своей работы»; одна из каирских радиостанций в передаче, посвященной началу процесса, даже позволила себе нечто вроде антигерманского высказывания: «Во время последней мировой войны ни один немецкий самолет не пролетел над еврейскими поселениями и не сбросил ни одной бомбы»» (35).  Такое же сожаление и искреннее желание, чтобы увидеть, наконец, всех евреев уничтоженными, были выражены в апреле 2002 г. обозревателем второй по величине египетской газеты – контролируемой государством ежедневной «Аль-Ахбар»:

«Что касается обмана с Холокостом, то, как доказали многие французские исследования, – это не более чем фабрикация, ложь и надувательство. Я же однако сетую на Гитлера и в глубине сердца говорю ему: «Если бы ты только сделал это, брат мой, если бы это только произошло, и мир мог бы облегченно вздохнуть без их [евреев] зла и греха» (36).

Логика понятна: еврей – это источник зла в мире, который следует уничтожить. Поэтому Израиль заслуживает того, чтобы быть стертым с лица земли. И Шоа (Холокост) поэтому – не преступление, а неудачная попытка, которую желательно повторить с большим успехом. Демонизация евреев, легитимация Холокоста и ликвидация Израиля – таковы три стороны идеологического треугольника, который не может существовать, пока какая-либо одна из его сторон отсутствует. Но почему же эта чудовищная идеология смогла найти самое благоприятное убежище в арабском мире после 1945 года?

Здесь мы снова возвращаемся к муфтию. Он, зная об Освенциме, открыто выступал за Шоа. «Германия, – заявил он в 1943 г., – полна решимости найти окончательное решение еврейской угрозы, которое покончит с этим всемирным бедствием» (37). Тем не менее, нимб муфтия остался нетронутыми после 1945 года. Хотя он нес персональную ответственность как за зверства, совершенные мусульманской дивизией СС в Боснии, так и убийство тысяч еврейских детей в Холокосте (38), для того, чтобы не ссориться с арабским миром, США и Великобритания отказались от его преследования, а Франция, где муфтий содержался под стражей с 1945 года, дала ему бежать. Когда 10 июня 1946 года заголовки мировой прессы объявили о «бегстве» муфтия из Франции, «арабские кварталы Иерусалима и всех арабских городов и деревень были украшены гирляндами и флагами, и портреты великого человека можно было видеть повсюду» (39). Амнистировав муфтия, союзники также реабилитировали его антисемитизма. Больше того: арабы увидели в безнаказанности муфтия «не только слабость европейцев, но и отпущение грехов за прошлые и будущие события», прокомментировал Симон Визенталь в 1947 году. Теперь про-нацистское прошлое начало становиться «предметом гордости, а не стыда» (40).  

Противоположные взгляды на Холокост впервые столкнулись в ноябре 1947 г. на Генеральной Ассамблее ООН. На одной стороне оказались те, для кого Холокост был фактом и катастрофой, а потому они выступали в пользу раздела Палестины и образования Израиля (41). С другой были те, кто увидел в резолюции ООН еще один пример «мирового еврейского заговора». Среди последних был и основатель Братьев-мусульман Хасан аль-Банна, который обрушился на план ООН как на «международный заговор», «осуществляемый американцами, русскими и англичанами под влиянием сионизма». А Хадж Амин эль-Хусейни, снова выдвинувшийся на роль представителя палестинцев, заявил, что, вместо того, чтобы делить Палестину на два государства, «арабам… следовало бы совместно напасть на евреев и уничтожить их, как только британские вооруженные силы будут выведены» (42).

Ни один арабский глава государства не нашел в себе смелости противоречить популярному палестинскому лидеру. Так цинизм Запада, который оставил муфтия в покое в 1946 г., и оппортунизм арабов проложили путь к одной из самых роковых вех 20-го века: когда Израиль был основан 14 мая 1948 г., армии Египта, Иордании, Ирака, Сирии и Ливана перешли границы Палестины. Генеральный секретарь Арабской Лиги Абд аль-Рахман Аззам, который перед этим заявлял в частном порядке, что считает разделение Палестины единственным разумным решением, теперь стоял плечом к плечу с муфтием. , «Эта война, – провозгласил он в день арабского нападения, – будет войной на уничтожение» (43).

Однако новое государство вышло победителем из этой войны, заплатив за нее ценой в шесть тысяч жизней израильтян. Но антисемитизм обрел новое измерение. Гамаль Абдель Насер, чей путч 1952 г. стал следствием поражения арабов, распространял в арабском мире главный текст европейского антисемитизма – «Протоколы сионских мудрецов». Кроме того, он пристроил многих из многочисленных нацистских преступников, ушедших от наказания, благодаря бегству в Египет, там, где они были специалистами – в антиеврейской пропаганде (44). 

Только после того, как поход Насера ​​против Израиля с треском провалился в Шестидневной войне 1967 г., ранее подстрекавшаяся л ненависть к евреям была исламистски радикализирована. Антиеврейская пропаганда Насера все еще сочеталась с  любовью к удовольствиям жизни. Теперь же антисемитизм смешался с ненавистью исламистов к чувственности и радости жизни, и – в продолжение начатого в Палестине за 30 лет до этого джихада – обрел популярность как религиозное сопротивление против носителей «порчи мира». Теперь было «открыто», что не только все еврейское является злом, но все «зло» является еврейским. Так, в важнейшем манифесте исламистского антисемитизма, эссе "Наша борьба с евреями", написанном участником Братьев-мусульман Сейидом Кутбом и распространяемом миллионными тиражами по всему исламскому миру с помощью Саудовской Аравии, заявляется, с намеками на Карла Маркса, Зигмунда Фрейда и Эмиля Дюркгейма, что евреи несут ответственность за всемирное падение морали и сексуальный упадок: "За доктриной атеистического материализма стоял еврей, за доктриной животной сексуальности стоял еврей, и за разрушением семьи и сокрушением священных связей в обществе также стоял еврей" (45).  Теперь Палестина была объявлена ​​священной территорией ислама (Дар уль-Ислам), где евреи не смеют управлять даже одной-единственной деревней, а уничтожение Израиля – религиозным долгом. Отныне интеллектуальное опустошение распространялось беспрепятственно: евреев начали порочить, со ссылкой на стихи Корана, как "свиней" и "обезьян" и приводить как якобы научное открытие утверждение, будто у евреев существует религиозный обряд пролития крови неевреев (46). Главными жертвами этого исламистского поворота стали сами мусульмане. Под "борьбой с развратом" понимается  подавление собственных чувственных потребностей, а под возвращением к "священным связям в обществе" – порабощение женщин.

Дальнейшая эскалация произошла в 1982 году, когда Хизбалла начала систематически использовать людей в качестве бомб. Ненависть к евреям теперь была сильнее, чем страх смерти. Идеология уничтожения превратилась в практику разрывания любого еврея на куски. Всякий раз, когда на горизонте появлялась возможность мирного решения, она топилась в крови суицидальных массовых убийств. Первая крупная серия терактов-самоубийств началась в Палестине в 1993-1994 годах, именно в тот момент, когда в Осло полным ходом шел мирный процесс. Они возобновились в октябре 2000 года после того, как Израиль вывел войска из Ливана и пошел на самые до сих пор далеко идущие уступки  палестинской сторона в Кэмп-Дэвиде (47).  

Исламский антисемитизм и Евросоюз

От Цеезена до Бейрута: международная кампания в СМИ против евреев, которая началась шестьдесят лет назад с "дальнобойной пушки в эфире" (Геббельс), ведется теперь в форме обучения ближнему бою через спутники. Чем более кровавыми становятся массовые убийства в Израиле и Палестине, тем выше число включений канала Аль-Манар и тем  успешнее антисемитские мобилизации в арабо-исламском мире, что, в свою очередь, обещает дальнейший рост числа погибших в конфликте на Ближнем Востоке. Эта стратегия эскалации не служит ответом на какую-либо конкретную политику Израиля. Что бы ни сделало израильское правительство, все будет подчинено точке зрения о необходимости уничтожить израильское государство как воплощение зла.

Но "злом" является и сам "еврей". Так, в сентябре 2001 года, как лесной пожар, стала распространяться легенда о том, что после предупреждения со стороны Моссад 4000 евреев не вышли 11 сентября на работу во Всемирном торговом центре. Легенда эта была изобретена Хизбаллой и передавалась по Аль-Манар. Этот вирус ненависти в миллионных масштабах транслировался по Интернету и спутниковому телевидению во всем мире. Какой образ "евреев" здесь создается? Во-первых, заявляется, что Моссад готов пойти по тысячам трупов, лишь бы навредить арабскому делу. Во-вторых, предполагается, что каждый еврей за пределами Израиля подчиняется приказу Тель-Авива. В-третьих, собственные проекты уничтожения проецируются на жертв: евреи в Нью-Йорке якобы хладнокровно обрекли тысячи своих нееврейских коллег на смерть. Здесь последовательно соблюдалось изречение Геббельса о том, что ложь должна быть всего лишь чудовищно большой, чтобы в нее поверили. Уже ее глобальное распространение и принятие само по себе знаменует собой водораздел: буквально за одну ночь  сфабрикованный миф о всемирном еврейском заговоре стал популяризоваться как важнейшая версия истолкования события мирового значения. Если сегодня "в мире существует больше антисемитов и антисемитизма, чем когда-либо прежде", как утверждает Ален Финкилькраут, то виноват в этом и Аль-Манар (48).  

В Европе этот канал, чьи расходы покрываются, среди прочего, за счет рекламы немецкого шоколада "Милька", финского сыра "Смедс", австрийского напитка "Ред булл" и французских сигарет "Голуаз", транслируется через спутниковое вещание Eutelsat и его спутник Hotbird 4 (49). По оценке французской газеты "Либерасьон", в одной только Франции канал могут принимать 2,6 млн. семей. После 11 сентября он приобрел также растущую популярность в арабских кварталах в Германии. Во Франции трансляция 29-серийной передачи "Аль-Шатат" все-таки вызвала протесты. Премьер-министр Раффарен, просмотревший отрывки из передачи, настаивает на внесение изменений в законы о СМИ для того, чтобы в будущем помешать трансляции канала (50). В Германии о такого рода шагах не сообщается. Когда в феврале 2004 г. президент Eutelsat встретился с представителями французских наблюдательных служб, чтобы обсудить, как можно отгородиться от Аль-Манар, в Бейруте фонд Фридриха Эберта встречался с людьми с канала Аль-Манар – нет, не для того, чтобы отмежеваться от него, но чтобы "облегчить изменение через сближение", как было заявлено в пресс-релизе фонда. "Мы надеемся, что участники конференции образуют нечто вроде постоянного комитета, который будет способствовать такому диалогу между исламистами и европейцами", – заявил представитель фонда Фридриха Эберта в преддверии конференции (51).

От Цеезена до Бейрута: почему же в 2002 году антисемитские божьи воины решили обратиться со своим предложением о конференции именно к Берлину? Ответ ни для кого не является секретом. Удо Штайнбах, глава Немецкого института Востока в Гамбурге, совершенно открыто восторгался "сохраняющимся воздействием той симпатии, какую  традиционно проявляли к Германии в этом регионе в целом" (52). Идеологическая основа этой симпатии была сильно укреплена Радио Цеезена и прогерманской ориентацией муфтия. Привязана ли германская внешняя политика и сегодня к этой "симпатии"?

Официальные лица МИДа уклоняются от четкого ответа на этот вопрос. Вместо этого, они говорят двойным языком. В западном мире любой германский дипломат тут же отвергнет любое сомнение в искренности разрыва ФРГ с нацистским прошлым. В арабском же мире ни один из ответственных представителей берлинской внешней политики еще не выступил с критикой распространенных там как вирус нацистских симпатий. Вместо этого они целенаправленно игнорируются, а сохранение вдохновленного нацистами антисемитизма с пониманием принимается. На этом двуличии Януса строится германская внешняя политика на Ближнем и Среднем Востоке, и небезуспешно. Как говорит тот же Удо Штайнбах, "ФРГ широко рассматривается на Ближнем Востоке как будущая великая держава", "как актор, который может составить противовес слишком доминирующей мощи США" (53). Ради такого статуса можно, очевидно, смириться и с аплодисментами в адрес брата-Гитлера.  

В Бейруте с Хизбаллой и заместителем ее генсека шейхом Наимом Касимом встречались не немецкие неонацисты, но социал-демократы, то есть, явные противники фашизма (54). Но сама постановка темы нацистского антисемитизма лишила бы эту встречу всякой основы. Вместо этого решено было попробовать достичь "изменения через сближение" по таким темам, которые в равной мере характерны для традиционных немецких и арабских подходов:  "Неоколониализм или "благожелательная гегемония"?", "Сопротивление и оккупация" и "Самоопределение и независимость в глобализирующемся мире".  

Оправданием, которое было использовано после конференции в Бейруте, чтобы перешагнуть пропасть между субъективными "благими намерениями" и объективным оправданием террора Хизбаллы, стал Израиль. Хизбалла реагирует на проблему с Шароном: так было заявлено, в том числе и критикам конференции (55). Конечно же, политика израильского (как и любого другого) правительства может вызывать недовольство и критику. Но она отнюдь не придает правдоподобности утверждениям, будто Вашингтоном управляют из Иерусалима, а пасхальная трапеза готовится на крови убитых детей. Тот же, кто считает, что нашел в Израиле козла отпущения за исламистское насилие, не только отвлекает внимание от целей исламизма и его национал-социалистической составляющей, но своей новой моделью "во всем виноват еврей" продолжает древние традиции европейского антисемитизма.

Еврей – это мировое зло, заявляет сегодня исламистская телепрограмма, в унисон со своими предшественниками из Цеезена. Вопрос о том, намерена ли германская внешняя политика подыгрывать сохранению этой традиции или хотела бы порвать с ней, не допускает в перспективе расплывчатого ответа. Уже отсутствие ясности равносильно соучастию, пишет историк Омер Бартов. Или, говоря словами Леона Полякова, "тому, кто не осуждает антисемитизм в его примитивной и элементарной форме, причем именно потому, что она примитивна и элементарна, придется столкнуться с вопросом, не подает ли он тем самым антисемитам всего мира тайный знак одобрения" (56).

Примечания

[35] Х.Арендт. Эйхман в Иерусалиме. Банальность зла. – http://lib.rus.ec/b/226130/read

[36] Цит.по: The Middle East Media Research Institute (MEMRI). Report no. 375. 3 May 2002. Об отрицании Холокоста как части арабского обыденного сознания см.: M.Küntzel. Djihad und Judenhass… S.51f, 116f.

[37] Речь по случаю годовщины Декларации Бальфура 2 ноября 1943 г. цит.по: G.Höpp. Mufti-Papiere… S.197.

[38] В 1943 г. Муфтий сумел предотвратить выполнение решений правительств Румынии, Болгарии и Венгрии, в соответствии с которыми нескольким тысячам еврейских детей разрешалось выехать в Палестину. Муфтий потребовал, чтобы их, вместо этого, «отправили туда, где они будут находиться под сильным контролем, например, в Польшу» (см.:  G.Höpp. Mufti-Papiere… S.164).

[39] D.Trevor. Under the White Paper. Jerusalem, 1948. Р.206; К.Gensicke. Op.cit. P.251; M.Küntzel. Djihad und Judenhass… S.48f., 146f.

[40] В.Lewis. Op.cit. S. 191; S.Wiesenthal. Großmufti – der Großagent der Achse. Wien, 1947. S.2.

[41] 29 ноября 1947 г. Генеральная ассамблея ООН постановила разделить Палестину на еврейское государство (56% территории мандата с населением 500 тыс.евреев и 500 тыс.арабов) и арабское государство (43% территории с населением 750 тыс.арабов и 10 тыс.евреев), а Иерусалим передать под контроль международной администрации.

[42] El-Awaisi. Op.cit. P.195; N.Bethell. Op.cit. S.381.

[43] M.Küntzel. Djihad und Judenhass… S.56. После того, как аль-Хусейни был провозглашен председателем Братьев-мусульман в Палестине и заместителем аль-Банны,  „The Magazin of the Year“ писал: «Каждый десятый араб является последователем муфтия, и… было бы неразумным критиковать Хадж Амина публично» (см.: К.Gensicke. Op.cit. S.143). Так же счел и египетский премьер Сидки-паша, который первоначально сочувствовал плану раздела Палестины. Такой прагматический подход, который нам еегодня кажется реликтом из далекого прошлого, был зафиксирован в 1947 г. полномочным представителем Еврейского агентства в арабском мире Элияху Сассоном: Сидки-паша «неоднократно подчеркивал, что он – человек дела. Он – не проеврейский и не проарабский. Он стремится к благу Египта. Если еврейско-арабское взаимопонимание приведет к этому, пусть так и будет» (цит.по: M.Doran, Pan-Arabism before Nasser. New York, 1999. Р.99).

[44] M.Küntzel. Djihad und Judenhass… S.70f.

[45] Текст  Кутбы был написан в 1950 г., но не мог получить распространение в период кровавых репрессий Насера против Братьев-мусульман, жертвой которых стал и сам Кутба, который был казнен в 1966 г. См.: R.L.Nettlerю Past Trials and Present Tribulations: A Muslim Fundamentalist Speaks on the Jews // M.Curtis (ed.). Antisemitism in the Contemporary World. London, 1986. Р.99.

[46] Такое утверждение можно обнаружить, в частности, в классической работе «Народ Израиля в Коране и Сунне», написанной наиболее авторитетным на сегодня суннитским религиозным деятелем, великим шейхом университета Аль-Азхар в Каире Мухаммедом Тантауи. Она была представлена им в качестве докторской диссертации и опубликована в 1968 – 1969 гг. См.: W.Driesch. Islam, Judentum und Israel. Hamburg, 2003. S.53, 74. Бестселлер Тантауи переиздавался в последний раз в 1997 г.

[47] J.Croitoru. Der Märtyrer als Waffe. Wien,  2003. S.165ff.

[48] Antisemitismus im Wandel. Ein Gespräch mit Alain Finkielkraut // FAZ. 12.11.2003.

[49] В отличие от своих европейских конкурентов, американские фирмы «Пепси», «Кока», «Вестерн юнион» и другие отказались от сотрудничества с Аль-Манар после кампании протеста в «Лос-Анджелес таймс». См.:  A.Jorisch. Op.cit.

[50] L.Rausing. Op.cit. S.50.

[51] Ch.Henderson. Conference aims take heads out of the sand // Daily Star. 18.02.2004; M.Bickel. Reden und reden lassen // taz. 24.02.2004. В планировании и оценке этой конференции принимало участие также правительство ФРГ. Доказательством этого служит письмо, направленное первым внешнеполитическим советником федерального канцлера Шрёдера, Бердом Мютцельбургом Центру Симона Визенталя в Париже от 6 апреля 2004 г. Целью конференции, пишет он, было «выяснить способность политического ислама к диалогу». В итоге федеральное правительство пришло к заключению, что его цель «способствовать настоящему и критическому диалогу с представителями политического ислама» пока не достигнута. (Simon Wieisenthal Center press release. 14.04.2004).

[52] U.Steinbach. Der Nahe Osten in der deutschen Außenpolitik // Aus Politik und Zeitgeschichte. B 12/98. S.27.

[53] U.Steinbach. Op.cit.

[54] В число участников конференции входили депутат бундестага от СДПГ Кристоф Цёпель (в 1999 – 2002 государственный министр в МИД, затем представитель «Кружка по диалогу на Ближнем и Среднем Востоке» фракции СДПГ в бундестаге), Михаэль Людерс и Хельга Баумгартен (эксперты по Ближнему Востоку), Фолькерт Пертес (Фонд науки и политики), Андреа Гербер (Фонд Фридриха Эберта), Манфред Кропп (Германский институт Востока, Бейрут) и Фридман Бюттнер (Свободный университет Берлина).

[55] «На оккупированных Израилем территориях, – заявил, например, ведущий немецкий участник Бейрутской конференции Кристов Цёбель, – каждый день применяется сила». Поэтому Хизбалла обдумывает возможность «изменить ситуацию с помощью силы» (см.:  „Die Hiszbollah ist eine Kraft unter vielen“. Interview mit Christoph Zöpel // Jungle World. 25.02.2004). О связи между исламским антисемитизмом и политикой Израиля см.: Matthias Küntzel. Früchte des Wahns на сайте: www.matthiaskuentzel.de

[56] Omer Bartov в: D.Rabinovici, U.Speck, N.Sznaider (Hgs.), Neuer Antisemitismus? Eine globale Debatte. Frankfurt/M., 2004.[57] L.Poliakov. Vom Antizionismus zum Antisemitismus. Freiburg, 1992. S.104.


Перевод: В.Граевский

Источник: Караул устал ,  Нацистские связи «политического ислама» и палестинского национализма

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.