lazarudin

Category:

Лук Прокуратуры натянут

Галит Дистель-Атабариан

Идея о том, что Прокуратура используют свою силу для того, чтобы держать политиков в страхе перед обвинением, — не из сумеречной зоны конспирологии. Ее разделяют нынешний министр юстиции, предыдущие министры юстиции, первоклассные юристы, даже юридический советник правительства (в той инкарнации, где он был главным военным прокурором) и сам президент. И они не раз выражали свое беспокойство по этому поводу.

Идея о том, что Прокуратура пользуется своей властью «шить дела», является практически частью консенсуса, ее разделяют и правые, и левые: от Авигдора Фельдмана до Амира Оханы, от Хаима Рамона до Биньямина Нетаниягу, от профессора Рут Габизон до Ярива Левина. Все согласны, что существует «Прокуратура в Прокуратуре».

И эта Прокуратура в Прокуратуре любит, чтобы политики были легко шантажируемы. Ведь что может быть лучше «неоконченного дела», парящего над головой политика, чтобы добиться от него протекции в буквальном смысле слова — защиты Прокуратуры от любой реформы, критики или ограничения ее неограниченной власти.

Учитывая это, легко понять, почему Либерман вдруг предпочел Хибу Язбек Биньямину Нетаниягу. Он утверждает, что Нетаниягу «донес на него в Прокуратуру». Но предположение, которое становится всё более правдоподобным, следующее: Либерман понимает, что если его голос окажется решающим в создании правого правительства, которое жаждет настоящей реформы в Прокуратуре, то отдельные расследования, висящие над ним и, возможно, над некоторыми из его приближенных, в мгновение ока превратятся в обвинительное заключение.

Положение Бени Ганца не лучше. Расследование дела о компании «Пятое измерение» («hа-Меймад hа-Хамиши») также было удивительным образом «заморожено» и превратилось в теоретическую угрозу, несмотря на разоблачение Арэля Сегаля, согласно которому Ганц однозначно солгал, утверждая, что никогда не говорил с Алшихом о тендере или его отсутствии.

Почему расследование было заморожено? Потому что оно — оружие, лук, натянутый в ожидании подходящего момента: Прокуратура хочет, чтобы Ганц стал главой государства — легко шантажируемым главой государства. Ганц и Прокуратура исполняют сейчас танго, но бОльшая часть общества пока не может этого видеть: ружье, висящее на стене в первом акте, должно выстрелить в третьем акте. Ганц должен себя хорошо вести и не проводить никакой реформы, иначе его ждут обвинительные заключения, которые, кажется, будут значительно серьезнее, чем у Нетаниягу.

И положение Ашкенази и Лапида не блещет. Один находится под уютной защитой постановлений о запрете на публикацию, другой — огражден избирательным для «сынов великих» применением закона. Дерзнут ли Ашкенази и Лапид обуздать ставшую беспредельно опасной власть Прокуратуры? Только если им очень захочется получить обвинительное заключение по делу о взятке за благожелательный обзор или в результате публикации записей, а ведь даже упоминание об этой «вершине айсберга» лишает их сна. Тысяча «по-видимому», разумеется.

Три начальника Генерального штаба и человек, требовавший от израильских арабов декларации лояльности в качестве условия предоставления израильского гражданства, присоединяются сейчас к Хибе Язбек не потому, что они прослушали песню Джона Леннона, а потому, что они не хотят «кончить так, как Нетаниягу». Нет, спасибо. Это мелко, это низко — но это присуще человеку. Они берегут себя.

Единственный, кто действительно предпочитает Объединенный арабский список Биньямину Нетаниягу без шантажа или скрытых угроз, это генерал-майор «Буги» Яалон. Что показывает нам: мстительное эго сильнее любой идеологии.  

«Исраэль а-Йом» 03.02.2020

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.